Ювенальная юстиция — это грязный бизнес


 

Ювенальная юстиция в России и за рубежом. В гостях у Андрея Медведева, Сергея Корнеевского и Марии Фроловой в студии «Вестей ФМ» — актриса, помощник уполномоченного по правам ребёнка при президенте РФ Наталья Захарова.

МЕДВЕДЕВ: Скажите, я правильно понимаю, что, в общем, вокруг изъятия детей, скажем, во Франции или не во Франции, скажем, в той же Норвегии выстроен целый бизнес: есть огромное количество людей, которые зарабатывают на этом, чиновников, которые получают какие-то преференции?

ЗАХАРОВА: Да,  Андрей, вы совершенно правильно это понимаете, потому что, как я сказала выше, система уже работает давно на себя. В 2013 году во Франции был принят закон о гомосексуальных браках и усыновлении детей этими семьями. Вы знаете, около миллиона французов вышло на улицы в разных городах, чтобы быть против этого. Никто их не послушал. Мадам Тобира – министр юстиции на тот момент – она этот закон приняла, ну, собственно, Бельгия сказала «принять».  Марин Ле Пен была, безусловно, против. Но мы знаем давно, что Совет Европы определяет в Европе как жить, что делать, что носить, что кушать и что думать. Поэтому этот закон был принят. Чем он страшен? Помимо того что эти несчастные детки, если они будут усыновлены… Уже есть случаи, когда меняют пол родители, например, девочки нет, а есть мальчик, а они мальчика переделывают в девочку или наоборот.

МЕДВЕДЕВ: В документе переделывают или?

ЗАХАРОВА: Нет, пол меняют детям. Отрезают все, что им не нравится, и делают из них таких же уродов, как они сами.

МЕДВЕДЕВ: Это прямо сейчас происходит во Франции?

ЗАХАРОВА: Да это уже давно, есть уже судебные процессы. Кстати, у меня на Фейсбуке есть эти страшные истории: две лесбиянки — я только сейчас не помню страну — усыновили мальчика и переделали его в девочку! То есть это уже пытки над детьми! Вот компрачикоские самые простые дела. Это пытки над детьми. Помимо пыток психологических это уже какие-то физические просто пытки. А уже никто этого ребенка не защитит. Почему я категорически против усыновления наших детей  на Запад!

МЕДВЕДЕВ: Но у нас же, в общем, как-то эту систему ограничили или нет?

ЗАХАРОВА: Кто сказал?

МЕДВЕДЕВ: Так считается.

ЗАХАРОВА: Мы даем усыновлять наших детей в Италию, во Францию.

КОРНЕЕВСКИЙ: Только в Америку ограничили, в США, да?

ЗАХАРОВА: Пока. Сейчас я знаю, что в Израиль мы будем давать усыновлять наших детей.

МЕДВЕДЕВ: А есть гарантии, что наших детей не усыновляют гомосексуалисты?

ЗАХАРОВА: Нет. Почему, а можно в документах написать, все что угодно, потом этого ребенка передать.

МЕДВЕДЕВ: Почему мы вообще отдаем детей, как котят?

ЗАХАРОВА: А я вам скажу почему. И меня здесь возмущает некоторые очень достойные, уважаемые люди, в частности, Ирина Хакамада, которая за то, чтобы отдавать детей в Америку. Почему не приходит в голову вопрос: а почему у нас есть сироты, и как сделать так, чтобы их не было? То есть найти причину этого, вместо того чтобы говорить: ну как же они – инвалиды, их там в этих домах все бросают, они там умирают, давайте лучше в Америку отдадим.

 

Источник

Добавить комментарий

© 2017 Предки и потомки, прошлое и грядущее ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru