25 октября 1762 г. Екатерина II повелела заселить малообжитые районы России иностранцами


 За время царствования Екатерины II в состав империи вошли обширные регионы — Северное Причерноморье, Приазовье, Крымский полуостров, Правобережная Украина, земли между Днестром и Бугом, Белоруссия, Курляндия и Литва. Частью внутренней политики российского правительства были меры по заселению малообжитых территорий. 25 октября 1762 года Екатерина Алексеевна издала манифест «О позволении иностранцам селиться в России и свободном возвращении русских людей, бежавших за границу». Продолжением этого документа стал манифест от 22 июля 1763 г. «О дозволении всем иностранцам, въезжающим в Россию, селиться в разных губерниях по их выбору, их правах и льготах».Екатерина Алексеевна обосновала манифест своим материнским («матерним») попечением и трудами о мире и благоденствии вверенной ей богом Российской империи, А также заботами об умножении этой обители. Императрица также отмечала, что многие иностранцы, а также оказавшиеся за пределами России бывшие её подданные просят разрешить им поселиться в империи. Екатерина милостиво разрешала переселение иностранцев всех наций (кроме евреев), а также давала разрешение вернуться соотечественникам, по каким-либо причинам покинувшим Россию. Иностранцы должны были в первую очередь обживать малообжитые районы России, включая Причерноморье и Украину, которые сильно обезлюдели в предшествующие столетия (большую роль в этом сыграли хищнические набеги крымских татар).

Екатерина предприняла все меры, чтобы о манифесте узнали в Западной Европе. Манифест был напечатан на русском, французском, немецком и английском языках по сотне экземпляров, их разослали русским дипломатическим агентам, действующим за границей. Агенты должны были добиться опубликования документа в местных газетах. Понятно, что для того, чтобы привлечь людей (ведь приходилось бросать привычную жизнь и ехать неведомо куда в «варварские» и малонаселенные области Северной империи), нужны были дополнительные стимулы. Уже через год были разработаны и изданы документы: «Манифест о даруемых иностранным переселенцам авантажах и привилегиях» и «Указ об учреждении Канцелярии опекунства иностранных переселенцев». Таким образом, делами переселенцев должно было заниматься специальное учреждение. Переселенцы получали различные привилегии.

Президентом «Канцелярии опекунства иностранных» был назначен фаворит императрицы, генерал-адъютант и граф Григорий Орлов. Позднее в Саратове учредили Саратовскую контору иностранных поселенцев (действовала с 1766 по 1877 год). В своей деятельности Контора подчинялась непосредственно Канцелярии опекунства иностранных расположенной в Петербурге. Контора получила задачу управлять переселенцами до тех пор, пока они настолько освоятся в России, что на них можно будет распространить исторически сложившиеся в империи формы управления.Будущие колонисты, в случае отсутствия у них средств на проезд, должны были обращаться к русским дипломатическим работникам и их представителям, которые были обязаны обеспечить переезд переселенцев и предоставить им деньги на путевые расходы. Переселенцы получали личную свободу, право выбора места поселения, освобождение от всех налогов на довольно приличное время (в городах на пять лет, в сельской местности — до тридцати лет), предоставлялись беспроцентные ссуды на десять лет на обзаведение жильем, хозяйством, для возмещения расходов на переезд, покупку продовольствия до получения первого урожая, скота, сельскохозяйственного инвентаря или инструментов для ремесленников. Переселенцы, которые создавали своё производство, разрешалось вести торговлю и даже вывозить товары за границу беспошлинно. Новые подданные получали право свободы вероисповедания и возможность возводить свои культовые сооружения, а также право на собственные органы местного самоуправления в местах компактного проживания, создаваемые без вмешательства со стороны государственных чиновников. Они сохраняли возможность беспрепятственного выезда из Российской империи. Более того, переселенцев освобождали от воинской повинности (рекрутчины). В результате новые граждане России получали такие преимущества и льготы, каких не имели русские и другие коренные жители империи. Сплошные преимущества, при минимуме обязанностей. С учётом перенаселенности и серьёзных ограничений на территории германских государств, многие поселенцы значительно выигрывали, начиная новую жизнь.

После этого процесс заселения малообжитых областей России пошел довольно быстрыми темпами. Набор и отправку колонистов в Россию осуществляли как официальные комиссары, так и частные предприниматели («вызыватели»), которые заключали договор непосредственно с Канцелярией опекунства. В период с 1763 по 1766 гг. в Российскую империю было отправлено около 30 тыс. человек, примерно половину из них смогли сагитировать и направить в Россию вызыватели. Колонистов размещали в Петербурге и в пригороде столицы, в Ораниенбауме. Здесь они жили в среднем 1-2 месяца. Переселенцев знакомили с российскими традициями, законами. В частности, колонисты сохраняли свободу вероисповедания, но им запрещалось под страхом всей строгости закона вести миссионерскую деятельность. После ознакомления с российскими законами, колонисты принимали присягу на верность русскому государю и отправлялись на место поселения. Перевозка обычно осуществлялась речным транспортом. Большая часть немецких поселенцев была направлена осваивать Поволжье. В 1765 г. на Волге было 12 колоний, в 1766 г. — 21, в 1767 г. — 67, 1769 — 105.

Правительство довольно жестко установило для немецких колонистов в Поволжье главную задачу — развитие земледелия. Немецкие переселенцы с этой задачей в целом справились. Они производили главным образом рожь, а также выращивали картофель, увеличили посевы льна, конопли, табака и других культур. Уже в XIX веке получила развитие колонистская промышленность. В Поволжье развивалось мучное производство, маслобойная промышленность, изготовление сельскохозяйственных орудий труда, производство шерсти и полотна. Появилось и кожевенное производство, развивалось ткачество.

Правительство Екатерины II занималось проблемами заселения и других частей империи. Так, аграрно-колонизационная политика Петербурга в отношении Сибири приобрела структурный, системный характер. Екатерина II с помощью указа «зазывала» беглых староверов в Сибирь. На Алтае легализовали общину бухтарминских беловодцев-«каменщиков», беглецов, которые скрывались в горных ущельях Алтая. При этом продолжалась практика увеличения сибирского населения за счёт административных и уголовных ссыльных («посельщиков»).

Одновременно правительство предпринимало меры по заселению территорий Причерноморья. В ходе русско-турецкой войны 1768—1774 гг. Екатерина издала указ с призывом к христианам, находившимся под игом Османской империи, поступать на русскую службу, обещая вознаграждение. На призыв откликнулись жители островов Эгейского моря, Греции, Македонии, Сербии, частично Крыма. Из них сформировали т. н. «Греческое войско» — 8 батальонов (около 5 тыс. человек). В 1774 году добровольцы решили не возвращаться на родину и попросили императрицу, через графа А. Орлова, под началом которого служили, права поселения в России. 28 марта 1775 года был издан рескрипт, разрешавший солдатам, служившим России и их семьям поселиться в империи. Местом для их проживания стала Азовская губерния с Таганрогом, города Керчь и Еникале.

Этот указ оказал определяющее влияние на решение об исходе греков из Крыма. Христиане в Крыму подвергались сильным гонениям со стороны татар. На греков смотрели как на неблагонадежных подданных, самых стойких христиан уничтожали, слабых обращали в ислам. Христиане были ограничены в правах, не могли быть на государственной службе, их держали почти на положении невольников. Крымские греки, осведомленные о переселении на юг России своих соплеменников и представителей других народностей, о привилегиях которые получали переселенцы, о том каких высот достигали некоторые иностранцы в экономике и на государственной службе, также стремились переехать в империю. Митрополит Готский и Кафский Игнатий провел серию тайных переговоров с князем Потемкиным и командующим русскими войсками в Крыму князем Прозоровским. В результате митрополит подал императрице прошение о переводе христиан в русское подданство и об отводе им достаточного количества земли для их поселений.

Переговоры прошли успешно, так как Петербург был заинтересован в заселении Новороссии и дальнейшем ослаблении Крымского ханства. Христиане Крыма — около 8% населения полуострова, в основном это были греки и армяне, давали основную часть доходов казны хана. С уходом христиан хан попадал в большую материальную зависимость от русского правительства. 21 апреля 1778 года митрополит Игнатий заявил о переселении в Россию. Хан Шагин-Гирей пришел в бешенство, но помешать этому решению не мог. К тому же татарских сановников подкупили, передав им дорогие подарки и значительные денежные суммы. Всего переселилось более 18 тыс. человек. Переселенцы были расселены в Мариупольском уезде Азовской губернии. Они получили уникальные льготы и привилегии. Им выделили 1,2 млн. десятин земли. Каждый мужчина получил около 33 гектаров (30 десятин), то есть средняя семья получила до 100 гектаров чернозема. Первые годы переселенцам, несмотря на льготы, было тяжело осваиваться на новых местах. Ситуацию усугубила засуха, истребившая весь урожай. Но к концу столетия они хорошо обустроились. Община значительно выросла в числе. Источником их благосостояния было земледелие и скотоводство (главным образом — овцеводство).

В 1783 году Крымский полуостров полностью вошел в Российскую империю и туда стали приглашать колонистов: русских, немцев, болгар, армян, греков и др. Каждая семья получала землю и на определенный срок освобождалась от налогов. Греческие переселенцы в основном не выказывали желания вернуться в Крым.

Автор Самсонов Александр

Добавить комментарий

© 2017 Предки и потомки, прошлое и грядущее ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru