Древности Руси. Берестяные грамоты


Древности Руси. Берестяные грамоты

Стратиграфическая дата: рубеж ХIII–ХIV веков:Новгород. Берестяная грамота № 439.«…ко Спирку. Если Матейка (еще) не взял пи, вложи ее (вместе) с Прусом ко мне. Я распродал олово, свинец и клепание все. Мне уже не (нужно) ехать в Суздаль. Воску куплены 3 пи. А тебе (нужно) пойти сюда. Вложи олова красного примерно четыре безмена, (то есть) примерно 2 полотенца. А деньги собери поскорее» [205] (с. 44).Новгород. № 481.«Поклон от рыболова к Остафии.Пришли письменное распоряжение и тем более деньги на сеть и на оплату наемного работника.А что касается ржи, то ее возвращение зависит оттого, какой Бог даст Зеиду улов (Пойманную рыбу Зеид должен был обменять на рожь)» [205] (с. 74–76).Новгород № 536.«…а краски послал. А пошли с теми же людьми. А пуговиц на деньгу сапожных. А я тебе кланяюсь» [205] (с. 137–138).Более же ранние грамоты, относящиеся к XI, началу XII веков, написаны такими же простолюдинами и о таких же обыденных повседневных делах:Старая Руса № 6.«От Дедилы к Демьяну. Не отсылай отрока. Иду сам и две гривны везу» [205] (с. 148).Новгород № 424.«Поклон от Гюргея к отцу и к матери. Продавайте двор (в Новгороде) и переезжайте в Смоленск или Киев. Дешев (там) хлеб.Если не переедете, пришлите мне письмо, здоровы ли» [205] (с. 32).Новгород № 428.«Положись на детей или приезжай» [205] (с. 35).Вот вам и самый простой ответ на ранее столь казавшийся неразрешимым вопрос об истоках привычки нашей нации постоянно читать: и в метро, и в автобусе, и в электричке.

 

 

Для русского человека, вопреки навязанному нам мнению, еще тысячелетие назад черкануть пару строк живущим в другом городе родителям не составляло особого труда. Русский человек уже тогда, о чем свидетельствуют рассматриваемые нами берестяные грамоты, владел искусством письма в совершенстве. И отнюдь не случайно мы по праву считаемся (даже на Западе) «самой читающей нацией в мире». Такое признание даже нашими недоброжелателями, не ставящими нас ни в грош, даром не случается: оно имеет под собой уж слишком веские аргументы, которые укрыть никакими самыми предвзятыми баснями о нас совершенно невозможно.

 

 

А в стране наших якобы учителей простолюдины искусством письма вообще не владели. Даже Адольф Гитлер, некогда люмпенствующий в поисках легкого заработка, промышлял написанием писем для безграмотных соотечественников. И безбедственность его при этом положения как раз и подтверждает всю вопиющую чумазость Западной Европы в тот самый момент, когда Царская Россия уже вновь подходила ко всеобщей грамотности своего народа, сетью начальных школ обезпечив безплатное обучение русского населения Россия, проживающего даже в самых отдаленных ее уголках. На Западе же, напротив, ни о каком всеобщем образовании разговоров еще не было, а несколькими веками ранее вообще все необходимые документы составлялись исключительно штатными писарями — ведь сами феодалы, диктующие текст, и расписаться-то под ним зачастую не могли. Что тут говорить о простолюдинах?Но и не только феодалы, но и короли на модном сегодня Западе были сплошь безграмотны. А в особенности в тот самый период, на который указывает слой культурного грунта, в котором были обнаружены наши первые берестяные грамоты.

 

 

Вот как были удивлены французы, когда Анна Ярославна собственноручно расписалась на одной из грамот. Они сберегли эту реликвию для потомства и до сих пор всем показывают как некую старинную диковинку:«Французы до настоящего времени берегут ее собственноручную подпись: “Королева Анна”, на одной государственной грамоте. “На ней королева Анна, — говорит французский ученый, — не удовольствовалась по обычаю тех времен, за общей безграмотностью, поставить крест рядом со своим именем, написанным рукой писца, но собственноручно подписала ее своим именем на русском языке”» [108] (с. 229).И такое слышать лишь теперь в удивление. На самом же деле Анна Ярославна в те далекие годы уезжала из центра тогдашней мировой цивилизации в безпрогляднейшую глушь. Ведь если столицей Византийской империи являлся:«…миллионный Константинополь» [344] (с. 21), то Киев, являвшийся на тот момент самым крупным городом Европы, был населен и еще в полтора раза более того. Но вот в какую глушь следовало держать свой не веселый путь из мегаполиса той поры нашей княжне:«Население Парижа и Лондона тогда не превышало 25 тысяч человек» (там же).«Академик Б.Д. Греков, анализируя период времени, ставший для Запада ранним Средневековьем, пишет: “Киевская держава… (1019–1054), объединившая все восточно-славянские племена, была самым обширным и сильным государством Европы”.

 

 

А потому правители маленьких отсталых западных государств почитали за величайшую честь породниться с русским двором. Ярослав Мудрый выдал свою дочь Елизавету за короля Швеции Гарольда, а свою дочь Анну за короля Франции Генриха. Это был удачный дипломатический ход, но в выигрыше в данном случае эти короли, а со стороны обеих княжон требовалось большое мужество, чтобы, покинув блестящий двор, цивилизованную и развитую страну, поехать к дикарям» [206] (с. 183–184).Добавим, к безграмотным дикарям.У нас же — совсем другое дело:«…на Руси не только князья, но и простой люд владел грамотой. Об этом свидетельствуют берестяные послания, найденные археологами в Новгороде, Смоленске, Старой Руссе и в других древнерусских городах» [170] (с. 87).Но и впоследствии наш народ продолжал оставаться самым грамотным в мире:«В различного рода “Изборниках” того времени, то есть XI–XVIII вв., мы находим сведения по риторике, диалектике, философии, психологии, географии, истории различных народов, богословию. Обязательным по строю русской жизни было и знание арифметики. Все данные говорят за то, что грамотность была почти всеобщей, и даже в послепетровской России грамотных крестьян было намного больше, чем неграмотных. Обучение чтению и счету было доступно решительно всем… Письма крестьян конца XVIII столетия друг другу, жене, детям, из деревни в деревню, приводимые А. Миненко [579], свидетельствуют, что грамотность была делом обыденным и в самый расцвет “крепостничества и абсолютизма”.Сошное письмо и разнообразные книги, определяющие права и обязанности крестьян — писцовые книги, окладные, рядные записи, всевозможные выписки из нормативных актов, требуемые старостами, крестьянами для повседневной практики общественных дел, торгов, податей, при спорах, — ведение протоколов мирских сходов и поголовное участие крестьян в делах общины и управления делали грамотность необходимой» [116] (с. 214).

 

 

Вот невольное свидетельство о поголовной русской грамотности во времена Ивана Грозного англичанина Ричарда Ченслера:«Русское судопроизводство в одном отношении заслуживает одобрения: у них нет юристов, которые вели бы дела в суде, но каждый сам ведет свое дело и подает челобитные и ответы письменно, противно Английскому судопроизводству. Жалобы пишет на манер просьбы к милости Князя и передаются ему в собственные руки с просьбою назначить суд, как просит жалоба» [362] (с. 9).Так что грамотным на Руси, еще до прихода к власти западолюбивых Романовых, было практически все население поголовно. О чем признается даже один из наших ненавистников, считающий существующую у нас форму судопроизводства «не правильной»: «у них нет юристов». А нет их именно потому, что юристами являются вообще все граждане нашей страны — Святой в то время Руси. Но почему, при этом, нет поражающих воображение цифр об учебных заведениях для простолюдинов?

 

 

 

Русского человека, судя по всему, на протяжении нескольких столетий управления нашей страной масонами, усиленно пытались втоптать в грязь. Потому не было в тот период нашей истории школ и учебников для простолюдинов. Но мужицкую Русь, существующую наряду с помещичьей в каком-то параллельном мире, это особо и не смущало. Она в те времена проживала от своего правительства автономно: грамотные отцы и деды обучали письму и арифметике своих детей и внуков сами — благо грамотными были все. Потому связь поколений так и не прервалась. Тому неоспоримым свидетельством, что:«В 1913 году в России издавалось 1 757 различных журналов (в самой читающей стране мира, в Советском Союзе, в 1988 году издавалось лишь 1 578 различных журналов). Одиннадцать изданий выходили 2 раза в день. Перед революцией количество издававшихся журналов возросло до 8-ми с лишним тысяч…» [112] (с. 550–551).Так что дореволюционный уровень знаний в наследующей России Стране Советов лишь понизился, но уж никак не возрос. Но и по книгам показатель был в нашу пользу более чем убедительным:«…в России на душу населения издавалось книг больше, чем в среднем по западной Европе, или, тем паче, среднем в мире» [112] (с. 558).

 

 

 

Здесь следует упомянуть, что именно в эпоху революции в нашей стране школ было отнюдь не меньше, нежели церквей. При Николае II:«Для воспитания детей в духе Православия и любви к Родине Русская Церковь открывала церковноприходские школы. К 1899 году число этих школ достигло 43 тыс. (то есть были практически при всех русских церквах), а число учащихся в них — около 2 млн.» [126] (с. 64).Помимо этих учреждений существовало еще и огромное количество светских учебных заведений, откуда и вышла вся эта разноликая масса революционно настроенных нигилистов. Но это было лишь началом просветительской деятельности нашего боголюбивого монарха:«С 1902 по 1912 год рост бюджетных издержек на образование был в четыре раза большим, нежели рост издержек на национальную оборону» [112] (с. 543).

 

 

А потому:«…с 1908 г. ежегодно открывалось около 10 000 новых школ, и к 1913 году количество школ превысило 130 тысяч…» [112] (с. 558).Но не только школы стали доступны русскому человеку в царствование императора Николая II:«В 1914 году дети рабочих и крестьян составляли до 40 процентов учащихся многих московских институтов» [112] (с. 558).

 

 

Так что и в системе высшего образования революция отнюдь не увеличила процент попадания в вузы студентов из среды русского народа, но лишь сильно понизила его, создав тепличные условия для учебы в ВУЗах инородцам. Сегодня, когда наши московские больницы уже переполнены, например, армянами (и не только ими), это заметно в особенности. Русские медики в столице русских оказались сегодня безработными. Так что перекос в обучении инородцев в российских ВУЗах поставил сегодня нашу нацию уже за грань какой-либо выживаемости — Россия отдала в чужие руки самую главную область, в которой когда-то лидировала — медицину. И это сегодня, когда коррупция заставляет вместо излечения больных заниматься врачам в лучшем случае профонацией, в худшем же — калечить или даже убивать обратившихся к ним за помощью пациентов. Но до произведенного в России интер-нацистами государственного переворота все выглядело здесь совсем иначе — приоритет в обучении всегда имела государствообразующая нация. Именно она являлась самой читающей в мире. В 1914 г.:«В России 75,9 тысяч библиотек… В это число не входят еще 4 тысячи безплатных библиотек и читален общества попечительств и народной трезвости… Сюда же не включены и 32,5 тысячи церковных библиотек…» [112] (с. 559).

 

 

Кто-то тут же поморщится: «Фи, да ведь большинство библиотек были платные!»Но это говорит лишь о том, что раз имелось их многие десятки тысяч, значит, их посетителям было чем платить! И деньги для этого имелись и у простолюдинов.Имелись еще и тысячи безплатных, и десятки тысяч церковных библиотек! Так что и здесь революция ничего нам не добавила, но лишь сильно понизила этот показатель: в 1926 г. в СССР зарегистрировано всего 16 900 библиотек [144] (с. 234).

 

 

То есть, чуть ли ни на 100 тыс. библиотек в нашей стране стало меньше! И именно тогда, когда грамотность царской России заменили пролеткультом с ликбезом.Самое большое количество библиотек в СССР приходится на 1960 г. Тогда их было почти вдвое меньше, чем до революции — 69 100. Но это на пике информационного оболванивания, после чего число библиотек вновь неуклонно падает: в 1998 г. их насчитывается 52 200. То есть «прогресс», что называется, налицо [144] (с. 234).

 

 

Так какая же страна за всю историю нашей планеты являлась самой читающей?Вот то-то и оно…Так для кого ж, в таком случае, если у нас люди до революции грамотными были практически все, впоследствии пришлось создавать ликбезы?А вот церкви позакрывали, устроили голод, войны и нестроения — тогда и безграмотные появились даже в нашей самой просвещенной стране мира. Россия действительно была разрушена революционерами практически до основания, и система образования здесь не явилась исключением.Но не только грамотность всегда отличала русского человека от западных дикарей, но и порядок. Русская Правда всегда препятствовала боярскому самоуправству, не позволяя хоть сколько-нибудь унизить достоинство рядовых граждан Древней Руси.Узаконенное самоуправство западных феодалов, судя по текстам русских и куда как более древних свидетельств письменности, является для русского человека проявлениями невиданной дикости нравов, которых у нас никогда не было, да никогда быть и не могло:Новгород № 531.«“От Анны поклон к Климяте. Господин брат, позаботься о моем деле перед Коснятином. А теперь объяви ему при свидетелях: «Почему ты разгневался на мою сестру и на ее дочь? Ты назвал сестру мою коровою, а дочь блядью. А теперь Федор приехав, услышал тот попрек, и выгнал сестру мою и хотел убить».А теперь, господин брат, посоветовавшись с Вое(с)лавом, скажи ему (Коснятину) так: «Ты обвинил, так докажи». Если же скажет Коснятин: «Она поручилась за зятя», ты, господин брат, скажи ему так: «Если бы нашлись свидетели на мою сестру, если бы нашлись свидетели, при которых она якобы поручилась за зятя, тогда вина на мне». Ты же, брат, разузнай, какая причина возвела на меня (его) гнев. А если бы нашлись свидетели тому (что Коснятин прав), я тебе не сестра, а мужу не жена. Ты же меня и убей, не дожидаясь Федора. А давала моя дочь деньги при свидетелях, открыто, а заклада просила. И позвал меня (Коснятин) в погост, и я приехала, а он поехал прочь, сказав: «Шлю 4 дворян по гривне серебра»…”Количество дворян [судебных исполнителей], по-видимому, определено числом обвиненных, которых также было четверо: зять Анны, ее дочь, сама Анна и муж ее Федор…Дочь Анны давала деньги в рост, соблюдая все существующие правила. Однако очевидно, что она распоряжалась не своими деньгами, а деньгами Коснятина… По всей вероятности, Коснятин заподозрил, что доход с его денег получается безконтрольно зятем и всей семьей Анны. Сама Анна поручителем за зятя не была и нанесенное ей оскорбление считает безосновательным…Описанное в грамоте оскорбление Анны и ее дочери по Церковному уставу Ярослава квалифицировалось как серьезное преступление, подлежащее взысканию штрафа с оскорбителя: “Аще кто назовет чужую жену блядию, а будет боярьскаа жена великих бояр, за срам ей 5 гривен злата, а князь казнить; и будеть менших бояр, за срам еи 3 гривны злата, а митрополиту 3 гривны злата; а оже будеть городскыих людеи, за сором еи 3 гривны сребра или рубль, а митрополиту тако же; а сельской жене 60 резан, а митрополиту 3 гривны”» [205] (с. 132–134).

 

 

Но не следует думать, что все вышеизложенное говорит о некоем расслоении русского общества на какие-то там такие «классы». Разность выплаты за оскорбление как раз всех и уравнивает — в меру своих доходов. «Историческое значение грамоты № 531 состоит в том, что она демонстрирует применение норм гражданского судопроизводства, известных по юридическим памятникам ХV в., в эпоху, на 200–250 лет более раннюю» [205] (с. 134).И обращение к господину, к которому направлялись жалобы от подвластных ему крестьян на произвол управляющих, походило не на попытку безправного взыскать справедливости у сильных мира сего, что бытовало на Западе, но на обращение к старшему в нашей большой патриархальной семье.Старая Руса № 10.Эта грамота от Ярилы к Анании.Городищане во владении Анании могут только воду пить, есть им уже нечего. А рушане (жители Русы) скорбят о городищанах.

 

 

Если хочешь, припугни дворецкого, чтобы не пакостил [205] (с. 150).Новгород № 474. Пашня, господин, пережата дальше межи детей моих и жены. Права моей жены нарушены. Ради Бога, господин, защити.Аз тоби кланяюся [205] (с. 69).Да, права жены и детей, которые, вне всяких сомнений, на Руси всегда были священны и ценились куда более высоко, нежели права мужчины, отца семейства, несомненно, имеющего возможность и физически за себя постоять, здесь выставляются в качестве железобетонного аргумента. А ведь это ХIV век.Новгород № 446. «Поклон от Кондрата господину своему Юрию и от всех селян.Что если, господин, коня жаловал, и твоего коня, господин, Захарья выдавал у нас. Нашел бы ты на него, господин, управу. Если же, господин, не уймешь, то пошли, господин, забрать остаток (коней).А нам, господин, невозможно жить» [205] (с. 48).Беря для сравнения средневековые порядки Западной Европы, можно утверждать, что Древняя Русь еще в XIV в. была на достаточно почтительном удалении от этого гнезда варварства и мракобесия. На таком же удалении стояла и наша ментальность. Общежитие на Святой Руси, где правящему сословию, в полную противоположность варварскому Западу, выбиваться в богатеи не было совершенно никакого резона, основывалось на почве усвоения всем нашим обществом основных принципов христианского миропонимания:«…НЫНЕ, БОГАТИИ, ПЛАЧИТИСЯ И РЫДАЙТЕ О ЛЮТЫХ СКОРБЕХ ВАШИХ ГРЯДУЩИХ НА ВЫ…» [Иак 5, 1–2].За что же им предстоит это ужаснейшее из всех видов наказаний, названное лютым?! А вот, оказывается, за какую провинность:«…СЕ, МЗДА ДЕЛАТЕЛЕЙ ДЕЛАВШИХ НИВЫ ВАША…» [Иак 5, 4].То есть здесь говорится о финансовых средствах, причитающихся нанятому работнику, которые, вместо выплаты ему, работодатель положил себе в карман. Потому эта неправедная мзда:«…ВОПИЕТ, И ВОПИЕНИЯ ЖАВШИХ ВО УШИ ГОСПОДА САВАОФА ВНИДОША» [Иак 5, 4].

 

 

Вот и подумает работодатель: а стоит ли ему из-за какой-то лишь временной в чем выгоды обрекать свою душу на вечную погибель? На Святой Руси на богатея смотрели не как на суперчеловека, что свойственно лишь обезумевшей от невежества загранице, но как на сумасшедшего: ведь душа этого глупца, что ни для кого не секрет, будет гореть в аду.Это вполне понятно лишь русскому человеку. Современникам апостолов, Богородицы и Иисуса Христа было сказано:«…удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие» [Лк 18, 25].Потому князь на Святой Руси брал оброк по минимуму — исключительно за свою работу администратора и защитника страны. Потому так часто в сопровождении имен русских князей встречаются принадлежащие им титулы: святой и благоверный.Способны ли их подчиненные творить неправду?!Вот так строились взаимоотношения между гражданами в нашей стране издревле. На них же основан и менталитет ее жителей.А потому нечего удивляться, что лишь в нашей стране существовал настоящий порядок. И именно тот самый, который испокон веков именовался русским. Он же между тем выражается еще и в достаточно убедительных цифрах:«Не случайно только за 20 лет царствования Государя Николая II население России выросло на 50 миллионов человек или на 40 процентов…Не случайно максимальная убыль населения пришлась на время богоборческого режима. Когда над страной затрепетало кроваво-красное знамя ада с люциферовой звездой. С молотом, забившим гвозди в Тело Спасителя. С серпом — символом апокалипсической, человекоубийственной жатвы антихриста» [18] (с. 220).

 

 

 

И здесь счет пошел на десятки миллионов жизней русских людей, безпощадно истребляемых кровавым молохом «пролетарской» революции по системе изобретенной Марксом «классовой борьбы»:«…известно, что основную метафору подарил Марксу ни кто иной, как автор теории межвидовой борьбы Дарвин. (Ему, кстати, Маркс хотел даже посвятить свой “Капитал”). В итоге борьба русских с русскими принесла то, что она и должна была принести» [18] (с. 225).

 

 

Но минуло затишье — двадцатилетняя эпоха «застоя»: единственный для русского человека период, когда, по выражению Талькова, «сатана гулять устал». И вот вновь сменен цвет знамен с отслужившего свое красного на петровский триколор. И вновь, как в его времена, машина самоистребления дезориентированного пропагандой народа заработала с полной людоедской нагрузкой, выкашивая до 5 миллионов за год (убыль населения несколько смягчает ежегодное прибытие в страну 4 миллионов мигрантов). И весь прирост русского населения России, некогда произошедший при правлении Николая II, лишь в одно постбольшевистское десятилетие демократической властью сведен на нет. То ли еще будет…Так каков же действительный ход нашей истории? Все ранее навешанные понятия о русской старине глубокой на поверку оказались топорно сработанной масонами фальшивкой.Но почему же в освещении русской истории произошли нестыковки, столь теперь удивляющие?

 

 

Дело в том, что к временам забравшихся в наши книжные запасники немцев еще не было произведено раскопок в древних русских городах, обнаруживших в 60-е годы XX в. берестяные грамоты. Потому можно было смаковать и далее раскручивать этот нелепый миф о тысячелетней рабе.Теперь же, в связи с обнаруженными артефактами, говорящими совершенно о другом, этот миф можно (и нужно) с легкостью отбросить.Мало того, появились неопровержимые свидетельства и куда более ранней нашей письменности.

Источник

Добавить комментарий

© 2017 Предки и потомки, прошлое и грядущее ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru