Этюд о Мазепе


ЭТЮД О МАЗЕПЕ

10 июля отмечается День воинской славы России – 308-я годовщина знаменитой Полтавской битвы. Это была кульминационная битва Северной войны, после которой шведская армия, вступившая в Россию, была разбита и перестала существовать. На весь мир прогремела слава русского оружия, и в дальнейшем наш путь в той войне шел от победы к победе. Она хорошо описана историками, отражена в романах, фильмах, поэмах. О ней со школьных лет знают все.

На Украине же с первых лет «незалежности» постарались сместить акценты в той более чем трехвековой истории. На первый план украинскими историческими «науковцями» взгроможден злополучный малороссийский гетман. Сегодня Иван Мазепа культовый герой Украины. Свидомые граждане отмечают его день рождения 20 марта, его именем называют улицы, школьники изучают его на уроках как «образец патриота Украины», а личность его красуется на десятигривенной купюре.В прошлом году гарант правильной украинской нации лично открывал памятник Ивану Мазепе в Полтаве. Мазепе вместо российской «анафемы» надлежит «настоящая украинская слава» — заявил президент. Как бы беря в наследство булаву гетмана, Порошенко назвал того символом украинского сопротивления России и «флагом движения за независимость Украины».

Меж тем историки не раз обращали внимание на приключения малороссийского гетмана во время Северной войны. Его переход на сторону Карла XII поражал своей нелепостью и отсутствием рационального зерна. В поисках смысла мазепиных анабазисов российские историки XIXвека пишут, кто во что горазд. Например, Дмитрий Бантыш-Каменский, автор первой «Истории Малой России» ссылается на мнение современников Мазепы, знавших его. Они, Феофан Прокопович и Голиков, видели главную причину в любви, которая вспыхнула в сердце старого ловеласа к княгине Дульской, родственнице поставленного шведами польского короля Станислава Лещинского. Мазепа «для получения ея руки согласился снова привесть Малороссию в подданство польское». Что ж, резонная мотивация! В истории не раз случалось, когда из-за женских юбок летели к черту короны и ломались блистательные карьеры, вспомните тех же Антония и Клеопатру.

Николай Костомаров в монографии «Мазепа», не мудрствуя лукаво, приписывает все особенностям сволочного характера гетмана. «Самое верное определение этой личности будет сказать, что это была воплощенная ложь, – пишет Костомаров. – Он лгал перед всеми, всех обманывал – и поляков, и малороссиян, и царя, и Карла, всем». Поэтому, констатирует Костомаров: «Думая оказать важную услугу царскому неприятелю, он причинил ему только зло». Что ж, подобные типы тоже нередко встречаются. А уж в нынешней украинской власти, этом серпентарии, таковые преобладают. Хотя, по воспоминаниям современников Мазепа был ловкий царедворец, умевший приятным обхождением обольстить любого. Да и в обольщении дамского пола был не промах!

Других особенных мотиваций действий Мазепы я у историков XIXвека не встречал. Ну, не брать же всерьез болтовню о «самостийности»! Мазепа мог быть коварным интриганом, пылким любовником, кем угодно, но идиотом он не был. По крайней мере современники такой слабости за ним не замечали. Какая еще «самостийность» у небольшого клочка земли в пределах нынешних Полтавской и Черниговской областей да города Киева с окрестностями (вот и вся Гетманщина!) и населением 0,7 млн. человек? В окружении мощных соседей: Речи Посполитой, России, Османской империи. Поэтому речь могла идти лишь о смене сюзерена. Хотя Мазепа, случалось, и распинался о «самостийности» перед казачьими старшинами. Так и на Майдане толпы скакали за мечту о «еврохаляве», а не за ликвидацию социалки и гражданскую войну. Странновато выглядит и его переписка с Лещинским, где Мазепа выговаривает себе за Малороссию княжеский титул и владения в белорусском крае – вряд ли адекватный обмен.

Не будем на том останавливаться, при умелой манипуляции человека можно замотивировать чем угодно. А вот подойти с иным вопросом, который долгие годы сопутствовал прежней профессии: «Кому это выгодно?», представилось любопытным.

Помнится, еще при Ющенко украинские власти пытались со всей помпой раскрутить «300-летие украинско-шведского союза». Вот только шведы не прониклись «оранжевым энтузиазмом».Куда там! У них вообще отношение к личности Мазепы далеко от украинской эйфории. Не зря шведские военные историки, а за ними и другие европейские, именуют Мазепу «злым гением» Карла,а его генерал-квартирмейстер Гилленкрок с большим подозрением относился к Мазепе, считая того агентом Петра. Характерна в этом известная картина Густава Цедерстрема «Карл XII и гетман Мазепа после Полтавской битвы». Раненый Карл, сидит на земле с перевязанной ногой и безвольным взглядом, а над ним зловещей тенью навис Мазепа (физиономия которого сильно смахивает на зловещий образ Мефистофеля), указывающий куда-то вдаль.

То, что дружба Мазепы с Карлом закончилась полным разгромом последнего, несомненно. Даже беглый взгляд на события приводит к неоднозначным выводам. Северная война велась в Прибалтике. И вот, в 1708г.,бросив главную арену сражений, где имелись тылы, базы, склады оружия, провианта и пр., шведский король по просьбе Мазепы устремляется пес знает куда – на Украину, где Мазепа до весны водит короля, так и не вступившего в серьезные сражения с русской армией, по совершенно гиблым местам. Финал известен.

РОССИЙСКИЙ ИНТЕРЕС

В 1700 году по инициативе курфюрста Саксонского, он же король Польский, Августа II был заключен Северный союз, в который вошли еще Россия и Дания. Этот союз объявил войну Швеции. И Дания, и Саксония, потерпев ряд военных неудач, вскоре выбыли из войны и союз распался. Оставалась Россия.

В сражениях Северной войны русские вначале терпели от шведов поражения. Особенно страшным было такое под Нарвой в 1700 г. Но постепенно учились воевать. Шведы «учителя» были хорошие. Редкие же русские победы достигались частенько за счет военной хитрости. Так в июле 1701г. шведская эскадра вошла в Белое море и направилась к Архангельску с намерением «сжечь город, корабли, верфи и запасы». Два русских рыбака, Дмитрий Борисов и Иван Рябов, предложившие шведам свои услуги в качестве лоцманов, как видно, хорошо знали свое дело. Они не только посадили на мель шведские фрегаты, но и сделали это как раз напротив береговой батареи. Русские пушкари, естественно, постарались не промазать. Из рыбаков спасся один Дмитрий Рябов. Лично Петр поставил их в пример, наградил и одарил выжившего Рябова.

Еще более характерно взятие Нарвы в 1704 году. На виду у шведского гарнизона с той стороны, откуда осажденные ожидали помощь, подошли насколько полков, одетых в синие шведские мундиры с развернутыми сине-желтыми знаменами. Под стенами крепости эти «шведы» (ими командовал Петр) и русские начали «сражение». Когда «бой» был в разгаре и «шведы» стали одолевать, комендант Горн выслал в тыл русским отряд из крепости. Вместе с ним из ворот вышло и немало цивильных граждан в надежде на поживу. Результаты каждый сам может представить. В общем, штурм крепости занял всего 45 минут. Потом в русском лагере изрядно веселились. Как говорил Петр: «Высокопочтенным господам шведам поставлен зело изрядный нос».

Пока Карл давил сачка, гоняя по Польше остатки войск Августа, он особенно не задумывался о России: «Мышам живется вольготно, пока кошки нет дома». Шведские же войска застоялись в бездействии. Но генеральное сражение было впереди неизбежно и заставляло ломать голову и строить версии. В конце 1706 г. в Жолкве близ Львова состоялся военный совет, на котором помимо царя присутствовали его ближайшие помощники (и Мазепа в том числе). Предполагалось, что Карл может двигаться или на север к Петербургу, или на восток к Москве. Первое (близость шведских тылов, резервов, возможность использовать флот и пр.) считалось самым опасным. Второе было полегче. А уж движение на Украину… Нет, высшие силы таких подарков не делают! А люди?

В 1706 году Мазепа познакомился с княгиней Дульской. Роман перерос в эпистолярный, вскоре к нему подключились со своими интересами и шведская марионетка- польский король Лещинский, и сам Карл XII. В это время как раз и случился известный эпизод с полковниками Искрой и Кочубеем, которых сей факт задел и они отправили донос Петру. Царь хода делу не дал, а переправил самих доносчиков Мазепе. Тот по простоте душевной их казнил. Нетолерантно поступил, конечно, но уж каков был. Да и игра его стоила свеч, чтобы ее прекращать.

Летом 1708 г. Карл с 35-тысячным войском перешел Днепр, тогдашнюю границу с Россией. Так сказать, откликнувшись на призыв малороссийского гетмана. В планы его входило получить обещанную помощь войсками от Мазепы, а уж затем вместе идти на Москву. Что ж, недаром Мазепа, как пишут, «обладал даром убеждения и умением моментально располагать к себе окружающих, очаровывать их». Из Риги с огромным обозом (5 тыс. телег) военного снаряжения туда же на соединение с Карлом шел 16-тыс. корпус Левенгаупта. Нет, случается, конечно, что авантюры удаются. Но не такие же! Представьте расстояние от Риги до Украины, скорость движения обоза и на сколько километров он растянулся. Да его в любом месте можно перерезать незначительными силами. А пока все войска соберутся до кучи… Так и случилось в сражении 28 сентября у деревни Лесной. Трофеи, в том числе вся артиллерия, захваченные русскими, были огромны. А они так были необходимы армии Карла! 12 октября Левенгаупт привел к шведскому королю около 7 тыс. голодных и оборванных солдат – все, что осталось от его корпуса.

Оставался Батурин, гетманская столица, где Мазепа накопил изрядное количество военного снаряжения. Туда и двинулись, опережая друг друга, Карл со своим войском и Меньшиков с «летучим отрядом» — корволантом (кавалерия и приданная ей пехота). С этого момента начинаются стратегические странности. Мазепа, вместо того, чтобы дожидаться Карла в своей столице, оставляет ее оборону на сердюков – наемников, а сам с казачьей старшиной и небольшим войском спешит в стан шведов. Встреча, переговоры и пр. задержали их движение. Меньшиков к Батурину успел первым.

Штурм состоялся 2 ноября. С помощью прилуцких козаков, находившихся внутри крепости, город удалось достаточно легко взять. Сняв пушки с крепостных стен, погрузив огневой припас и прочее военное снаряжение, Меньшиков в тот же день уходит, опасаясь попасть в руки приближающихся шведов. С Батурином связан основанный на одной из сплетен «черный миф»: якобы «москали», захватив город, вырезали всех его жителей. Я не представляю, как за несколько часов, что Меньшиков задержался в городе, когда солдаты занимались сбором и погрузкой трофеев (одних пушек 40 штук, попотеть пришлось ребятам!) у них нашлось время еще на «резню». К тому же, проводившаяся в 1726 г. опись Батурина показала в основном тех же домовладельцев, что были и ранее. Кто кого «резал»? Тем не менее, в украинской историографии и школьных учебниках сейчас это подается как непреложный факт.

В общем, шведы так и остались слабовооруженными, но продолжали бродить по Украине, иногда вступая в небольшие сражения. Войско таяло. Суровой зимой, только при ночевке под Конотопом замерзло 4 тысячи солдат. Запорожские казаки Кости Гордиенко (около 2 тысяч), тоже прибывшие в шведский лагерь, были невеликая подмога. К тому же оказались ребята еще те – не зевай! Шведам поневоле пришлось увеличить охрану своих обозов. Случались и казусы. Вдруг оказалось, что шведское войско находится в нескольких переходах от Воронежа – главной корабельной верфи России того времени. Как раз в это время Мазепа стал убеждать Карла, что совсем рядом находится «Азия» и грех там не побывать. Король зашелся от любопытства и изменил маршрут.

Конечно, и тогда встречались убежденные «свидомые», которые прибивались к Мазепе. Гетман их быстро взял в оборот и, снабдив письмами-обращениями, разослал подальше — по местам, где находились казаки, верные Петру. Призывать их, так сказать, к борьбе за самостийность. Чаще всего такие посланцы попадали в армейские руки – и ходить в поиск за «языками» не надо. Писали подобные письма и полковники, находившиеся с Мазепой. Н.Костомаров в своей монографии «Мазепа» приводит одно из таких. В нем следует подробное описание диспозиции шведских войск, а также как лучше и незаметней к ним подойти, чтобы… перейти на шведскую сторону. Нет, читатель, если бы власовцы в минувшую войну пересылали подобные письма (чуть не написал «разведсообщения»), цены бы им не было!

Конечно, Петр издал громогласные указы о предательстве Мазепы. Было символически повешено чучело гетмана, а церковь объявила ему анафему. А что вы хотите? Если работаешь под «легендой», то «легенду надо кормить» или проводить «мероприятия по зашифровке», чтобы никакие Гилленкроки носа не подточили!

Отощавшие, обносившиеся и изрядно поредевшие шведы кое-как перебились зиму, наступила весна. А дальше? «Тикать надо!» — подсказывает холодный разум. Так поступил в свое время Наполеон. Не тут-то было! Мазепа уговорил Карла идти осаждать Полтаву. Зачем понадобилась Карлу Полтава — никаких аргументов не подберешь. Началась длительная осада. Полтавский гарнизон во главе с комендантом полковником А.Келиным и «вооруженные обыватели» три месяца успешно обороняли город.

В июне подошло русское войско и прогремела знаменитая Полтавская виктория! Армия Карла перестала существовать, а сам он вместе с Мазепой, и небольшой кучкой приближенных сбежал в Бендеры, тогда турецкие владения. Почему туда, а не в Польшу, для чего достаточно было перейти Днепр? Мазепа уговорил. Турки нашу компанию интернировали и никуда не выпускали, впрочем, позволяя писать письма домой. Сложилась интересная ситуация – король вроде бы есть, и вроде бы его нет. И Петр, и шведы, избавившиеся от своего короля-сумасброда, вздохнули свободно. Все иное было хуже. Представьте ситуацию:«брат Петр взял в плен брата Карла». Неминуемо пришлось бы, как водится у монархов, отпустить. И «брат Карл» обязательно взялся бы собирать новую армию для реванша.

В тех краях Мазепа в сентябре 1709 года и скончался. Годы, болезни, знаете ли… Читатель, можете высказать и свои соображения, но вот к чему привело меня следование за вопросом «Кому выгодно?». А из приспешников Мазепы Петр наказал лишь немногих, а некоторых даже одарил новыми «маетностями». И это еще не все.

«МАЗЕПА КОЗНИ ПРОДОЛЖАЕТ, С НИМ ПОЛНОМОЧНЫЙ ИЗУИТ»

Я поставил в заголовок главки строку из пушкинской «Полтавы». Что-то чувствовал поэт. Действительно, возле вроде бы православного Мазепы постоянно крутятся какие-то иезуиты, наиболее известный из которых Зеленский. Да и сам Мазепа кончал иезуитский коллегиум. Приверженность гетмана Православию и у современников вызывала подозрения. Правила же ордена иезуитов вполне такое допускали, ежели оно было на благо ордена. Если описанная мной выше связка: Петр-Мазепа еще может вызвать сомнения, то подобная деятельность как раз в иезуитском стиле.

А не поискать ли нам, читатель, с нашим вопросом «кому выгодно?» еще интересантов? Этим и займемся. Поднимемся над театром военных действий и окинем взглядом Европу. И здесь наш палец неизбежно упрется в Ватикан. Конец 17- начало 18 веков историки определяют словом «контрреформация». Отшумели религиозные войны 17 века, и католическая церковь брала реванш. Уничтожать одних врагов руками других врагов — иезуитское правило. Можно представить, как на ватиканском престоле довольно потирали руки, получая сообщения о том, как шведские протестанты и русские «схизматики» (православные) истребляют друг друга. Особенно Ватикан воодушевлял конец Карла, считавшего себя главным защитником протестантизма в Европе. Тогда становится понятно, почему Мазепа стремился перенести военные действия с неизбежным сопутствующим разором из католических Польши и Прибалтики на православные земли.

И, скажем откровенно, если в тактическом плане действия Мазепы в чем-то и послужили интересам Петра, то в стратегическом – лучше бы эти шведы вообще в Россию не совались! Тем более такая заманчивая перспектива в то время была. Ведь что такое Северная война? Не более, чем переферийная война, идущая вдали от главного театра военных действий в Европе. А таковой в то время существовал и назывался «Войной за испанское наследство» (1701 -1714гг.). В ней схлестнулись коалиции европейских держав, возглавляемые с одной стороны Австрией, а с другой Францией. Война велась за обладание плохо лежащими территориями разваливающейся Испанской империи, включая заморские. Плюс разные династические и коммерческие интересы, вплоть до права асьенто — монопольного ввоза негров-рабов в испанские владения в Америке. Швецию с ее сильнейшей армией пытались привлечь обе коалиции. Тем более Северная война велась ни шатко, ни валко, а стороны уже прощупывали друг друга на вопрос заключения мира. Любопытство Карла к европейской войне росло, особенно к близко лежащим к Швеции испанским владениям в Нидерландах. Но тут как раз подоспел Мазепа и соблазнил короля обещанием легкой прогулки на Украину при полной поддержке местного населения. Обманул, стервец!

Александр Акентьев
XXI век

Источник

Добавить комментарий

© 2017 Предки и потомки, прошлое и грядущее ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru