Флот Петра Великого


Россия – континентальное государство, но длина её границ, проходящих по водной глади, составляет 2/3 от общей их протяженности. С древности русские умели ходить по морям и умели воевать на море, но настоящие флотские традиции нашей страны насчитывают около 300 лет.

Хотя до сих пор спорят о конкретном событии или дате, откуда берет начало история российского флота, но одно всем понятно — это случилось в эпоху Петра Великого.

Использовать водные пути для перемещения вооруженных сил в стране, где реки были главными путями коммуникации, русские стали очень давно. Упоминания легендарного пути «из варяг в греки» уходят в глубь веков. О походе «лодьев» князя Олега к Царьграду слагали былины.

Войны Александра Невского со шведами и немецкими крестоносцами имели одной из главных целей обустройство русских поселений вблизи устья Невы, чтобы иметь возможность свободного судоходства по Балтийскому морю. На юге борьбу за выход в Черное море с татарами и турками вели запорожские и донские казаки. Их легендарные «чайки» в 1350 году успешно атаковали и захватили Очаков.

Первый русский военный корабль «Орел» был построен в 1668 году на реке Оке, в селе Дединове по указу государя Алексея Михайловича. Но своим настоящим рождением российский военный флот обязан мечте и воле его сына – Петра Первого.

В 1720 году был издан «Морской указ Петра I». На долгие века этот документ стал моральным и даже уголовным кодексом русских моряков.

Балтийский флот зародился во время Великой Северной войны 1700-1721 годов. Строительство галер было начато по приказу императора Петра Алексеевича в 1702 году на верфях, находящихся на реках Сясь, Луга и Олонка. Для того, чтобы шведы не разгромили верфи, первое время территорию охраняли корабли, купленные Российской Империей за границей. Война со шведами была в разгаре, русские были вынуждены атаковали крупные корабли неприятеля на утлых лодочках. Регулярные столкновения происходили под Архангельском, на Ладожском и Чудском озерах. Многие суда были отбиты у шведов, что называется, с помощью «весел и смекалки».

В срочном порядке на реке Сясь началась постройка шести фрегатов. Петр I прекрасно понимал, что без сильного флота овладеть берегами Невы и ее устьями невозможно. Первый Санкт-Петербургский генерал-губернатор Александр Меншиков отправился в разведку и нашел очень удобное место для новых верфей — на реке Свирь в Лодейном поле. «Леса зело изрядные», — писал князь императору. Петр лично поехал в это глухое место и шесть недель трудился без устали, своими руками заложив и начав постройку 7 фрегатов, 5 шняв, 7 галер, 13 полугалер, 1 галиота и 13 бригантин. Кроме Лодейного поля, суда строились на реке Луге, в Селицком рядке.

Тогда же царь распорядился на реках Волхове и Луге «сделать 600 стругов для свейской службы» («свейской» означает шведской). На выполнение этих грандиозных планов были брошены огромные силы, мастера съезжались в этот заболоченный край со всей России. Струги – это небольшие плоскодонные парусно-гребные суда, которые предназначались для передвижения по рекам. На Луге дело пошло быстро, уже через несколько месяцев было готово 170 стругов, а вот на Волхове работы застопорились, пришлось на место выезжать графу Шереметьеву и лично руководить работами.

Русские суда петровского флота строились по лучшим английским и голландским чертежам. Но вот качество первых из них было не на высоте. Дело в том, что материал подвозили не самый подходящий для кораблестроения, рабочие не отличались опытностью. Но главное — Петр так сильно торопил мастеров, что те вынуждены были поступиться качеством ради скорости.

Первые фрегаты типа «Штандарт» имели длину 27 метров, ширину 7 метров, были вооружены 28-30 пушками. На этом легендарном паруснике был поднят штандарт Петра I с двуглавым орлом, в лапах и на крыльях которого были изображены карты четырех морей: Балтийского, Белого, Каспийского и Азовского, выход к которым был осуществлен в петровские времена.

Отдаленность верфей на Свири, Сяси, Волхове очень беспокоила царя, поэтому он начал укреплять устье Невы. На Заячьем острове заложил Петропавловскую крепость, на острове Котлин – укрепления. Главная база нового Балтийского флота была названа Кроншлот.

За каких-нибудь 10-15 лет в условиях непрекращающейся войны со шведами, в безлюдном и болотистом краю вырос Санкт-Петербург. Из Тамбовской, Воронежской, Казанской и Нижегородской губерний непрерывным потоком шли люди, сплавлялся лес. В окрестностях Петербурга были посажены дубовые леса, которые под страхом смерти было запрещено вырубать. А чтобы некоторые не ослушались, по берегу Невы установили виселицы для лесорубов-нарушителей. Надо сказать, что народ с неохотой отправлялся в Петербург: платили тут с задержками, условия жизни в болотах оставляли желать лучшего. Постоянно вспыхивали различные эпидемии, рабочие гибли тысячами в этой тяжелой среде.

В 1707 году принята новая судостроительная программа по Балтийскому флоту: 27 линейных кораблей, от 50 до 80 орудий на каждом, шесть 32-пушечных фрегата и шесть 18-пушечных шняв. Первым русским линейным кораблем стала «Полтава», которая была заложена в конце 1709 года на Главном Адмиралтействе в Санкт-Петербурге и спущена на воду летом 1712 года. Строительством корабля руководил сам Петр I.

Первыми матросами русского флота стали выходцы из «потешных войск». Эти молодые люди выросли рядом с будущим императором, учились вместе с ним военным и гражданским наукам и участвовали с Петром в первых учениях. 30 лучших путешествовали вместе с царем по Голландии и Англии. Сотни матросов и офицеров были наняты в Голландии.

Император не жалел средств на создание и содержание флота. В 1712 году на эти нужды было отпущено 400 тысяч рублей; в 1715 – уже 700 тысяч, в 1721 – более миллиона рублей, с 1722 по 1725 годы – свыше полутора миллионов ежегодно.

Проживая в Петербурге, Петр ежедневно заглядывал в адмиралтейство, прикидывал чертежи, давал строителям практические указания, спорил о той или иной детали строящегося для флота корабля.

Морские операции Балтийского флота в то время были регулярными, император не позволял застаиваться кораблям на пристанях.

Историки особо выделяют действия российских кораблей под Выборгом в 1710 году, Гангутский бой в 1714 году, крейсерство капитана Бредаля в Балтийском море в 1715 году и набег Апраксина на берега Швеции в 1719 году.

Петр I обожал море. По злой иронии оно стало одной из причин смерти императора. В ноябре 1724 года недалеко от Лахты сел на мель бот с солдатами и матросами. Петр как раз проезжал неподалеку, направляясь на оружейный завод в Сестрорецке. Судно захлестывали высокие волны, оно было на грани гибели. Несмотря серьезную хворь, император бросился в ледяную кашу. Находясь по пояс в воде, он руководил спасением людей. Все были спасены, но Петр сильно простудился и спустя два месяца скончался в возрасте 52 лет.

За последующие 300 лет российскому флоту довелось одерживать героические победы времен Ушакова и Нахимова и терпеть жестокие поражения у Севастополя и Цусимы, чествовать Великую Победу и познать горечь раздела Флота в девяностые. После наиболее тяжелых разгромов Россия лишалась статуса морской державы. Периоды возрождения после полного упадка знает история российского флота и прошлых веков, и новейшего времени.

Сегодня флот набирает мощь после очередного разрушительного безвременья, и важно помнить, что началось все энергией и волей Петра I, верившего в морское величие своей страны.

Источник

Добавить комментарий

© 2017 Предки и потомки, прошлое и грядущее ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru