Командир отделения разведотряда Северного Флота. Пожалуй, лучший мастер рукопашного боя


 Голыми руками

Пуля — дура, штык — молодец. В этой старой поговорке таится мудрость: винтовку или автомат может заклинить, патроны могут кончиться, в конце концов, можно элементарно промахнуться. Другое дело — штык или, еще лучше, собственный кулак, он точно не подведет. Рассказ о солдатах Великой Отечественной войны, которые сражались с врагом врукопашную.

Агафонов Семён Михайлович — командир отделения 181-го особого разведывательного отряда Северного флота, старшина 1-й статьи. Родился в маленькой рыбацкой деревушке Пушлахта Архангельской области в 1917 году. Естественно, с детства хотел быть моряком, поэтому в 1938 году был принят матросом в Военно-Морской флот. Проходил службу в подводной лодке «Щ-401» Северного флота. С 1941 года он был зачислен в ряды морских пехотинцев все того же легендарного Виктора Леонова.

Пожалуй, это лучший советский мастер рукопашного боя. За плечами имел более 50 успешных десантных операций в тылу врага, где его умение бесшумно уложить десяток человек в окопе пригодились как нельзя кстати. Пятьдесят раз пересекал он линию фронта, пятьдесят раз ходил в глубокий тыл противника, собирал сведения, громил опорные пункты, базы и батареи врага. И каждый поход был подвигом.

Геройски действовал в ходе десанта в Мотовском заливе 18-19 сентября 1942 года: захватил два вражеских пулемёта, с одним из них остался прикрывать отход десантной группы от многократно превосходящих сил врага, после упорного боя и сам сумел прорваться к побережью и был эвакуирован катером. Член ВКП(б)/КПСС с 1942 года.

Особо отличился в ходе Петсамо-Киркенесской наступательной операции. В ночь на 12 октября 1944 года в боях при освобождении населённого пункта и порта Лиинахамари командир отделения 181-го особого разведотряда Северного флота старшина 1-й статьи Агафонов С.М., вместе с отрядом участвовал в стремительной атаке батареи врага на мысе Крестовом. Один из первых в подразделении он ворвался на батарею, захватил орудие и открыл из него огонь по противнику. В тяжёлых условиях отряд овладел вражеской позицией и удерживал её свыше суток от непрерывных контратак превосходящих сил врага, что способствовало прорыву катеров с десантом в залив Петсамовуоно (Печенгский залив) и захвату населённого пункта Лиинахамари. В этом бою Агафонов лично уничтожил более десятка немецких солдат, часть из них — в рукопашных схватках.

..Задача была нелегкой: высадиться в тылу противника у мыса Могильный и провести за собой батальон морской пехоты, разрушить фашистскую оборону в этом важном пункте, захватить документы или «языка» и вернуться назад.

Глубокой ночью советские катера бесшумно подошли к берегу. Разведчики быстро высадились и стали карабкаться вверх по крутым береговым скалам. Заняли первый рубеж, оглянулись назад, а батальона пехоты не видно, он задержался, остался где-то в темноте.

Шло время. Надвигался рассвет. Наступать одним? Мало сил. Уходить обратно, не выполнив задания? Этого не позволяет традиция разведчиков: не выполнил задания — не возвращайся.

И они решились. Их неожиданный дерзкий бросок застал гитлеровцев врасплох. Вслед за бегущими в панике егерями советские моряки ворвались в укрепленный район. В брошенном блиндаже нашли штабные документы, работающую рацию. Быстро разобрались в обстановке и стали готовиться к обороне. Это было своевременно. Враг вскоре понял, что перед ним лишь горстка храбрецов, и бросился в атаку. Отстреливаясь, разведчики ждали подкрепления, но свои не подходили.

Какие-то тени замелькали в тылу маленького отряда. Один из моряков выглянул из-за камня — и сразу же раздались выстрелы из немецкого автомата. Пришлось занимать круговую оборону. Моряки отбивались целый день. Но ожесточенность вражеских атак все нарастала. Фашисты не жалели боеприпасов, били из всех видов оружия. Кругом горела земля, укрыться было некуда, и разведчики только теснее прижимались к земле.

Наконец стемнело. Фашисты поняли, что под покровом ночи советскому отряду легче будет уйти, и вновь бросились в атаку. Положение моряков казалось безнадежным — кончились патроны. У командира группы Леонова остался последний диск. Нужно было что-то предпринимать. Прорваться назад? Но на фланге, за камнями, стояли тяжелые пулеметы фашистов, отсекая пути отхода. Вырваться из окружения можно было только уничтожив пулеметные точки. Бойцы с надеждой смотрели на командира.

И он принял решение.

— Семен, надо захватить пулеметы, — обратился он к Агафонову.

Тот несколько секунд помолчал. Потом торжественно, как клятву, произнес короткое «есть!» и приготовился к броску. Командир поднял автомат и дал по гитлеровцам длинную очередь из последнего диска. Агафонов черной птицей взметнулся над камнями и скрылся за бугром. Послышался шум борьбы, разведчики кинулись на помощь. И вот долгожданные трофеи: два пулемета и полные коробки лент. Теперь можно было идти на прорыв.

Когда кольцо врага разомкнулось, и путь к берегу освободился, выяснилось, что невредимых в отряде только двое: Агафонов и Каштанов. Командир приказал им взять фашистские документы и срочно доставить их в штаб флота.

— А как же вы? — вырвалось у Семена.
— Пойдем за вами, но нас не ждите, — ответил командир.

Двое пошли. Ночью они случайно наскочили на вражеский пост, завязалась перестрелка, оба были ранены. С большим трудом добрались до своих. А через несколько дней адмирал Головко вручил Агафонову, Леонову и Каштанову ордена Красного Знамени.

…Октябрь 1944 года. Советская Армия выходила к государственной границе СССР, очищая от фашистских захватчиков земли Украины, Молдавии, Белоруссии, Прибалтики. Воины Заполярья с нетерпением ждали, когда придет их час.

И вот, наконец, рано утром 7 октября бойцы, стоявшие на северных рубежах Родины, увидели на первой полосе фронтовой газеты призыв: «Родина требует очистить всю русскую землю в Заполярье с древним городом Печенгой… Иди же смело вперед, воин Севера! С тобой вся сила нашей Родины!» В восемь часов утра началось наступление советских войск по всему Карельскому фронту.

Заволновались флотские разведчики: пошла в бой 14-я армия, наступала морская пехота, а они все еще не получили боевого приказа и уж в который раз отрабатывали высадку десанта с катеров. Наступил вечер 9 октября. Капитан Барченко-Емельянов и лейтенант Леонов собрали разведчиков.

— Перед нами поставлена ответственная задача, — сказал капитан. — Враг отступает, уничтожая на своем пути все, что можно уничтожить. Необходимо спасти от разрушения Печенгу и другие города и завершить окружение фашистской группировки. Командование флотом решило высадить десант в порту Лиинахамари, прикрывающем подходы к Печенге с моря.

«Девкина заводь» (так звучит Лиинахамари в переводе) — узкий и длинный фиорд, он весь простреливался с мыса Крестового двумя немецкими батареями. Пока батареи целы -.десанту пройти невозможно. Разведчикам было поручено уничтожить вражеские орудия и этим обеспечить успех операции по окружению фашистов. Бойцы поклялись выполнить приказ Родины.

Темной ночью советские катера подошли к скалистому берегу. Разведчики бесшумно покинули корабли, и ушли в темноту, навстречу хлеставшему в лицо мокрому снегу.

В полночь штурмовали крутую сопку. Стоя на плечах Семена Агафонова и прислонившись к скале, парторг отряда Аркадий Тарашнин вырубал в почти отвесной гранитной скале ступеньки. С помощью таких ступенек и каната отряд взобрался на вершину сопки. А впереди — еще более крутые горы. По карте до батареи значилось 30 километров, а на деле, через тундру и болота, по камням и скалам, было все 60. Шли двое суток без сна, с короткими передышками для отдыха. К исходу дня 12 октября добрались до цели. Отряд разделился. Часть его во главе с лейтенантом Леоновым пошла на штурм 88-миллиметровой батареи, а остальные, под командованием капитана Барченко, должны были захватить 150-миллиметровые орудия, Агафонов оказался в группе Леонова.

Разведчики стали осторожно подходить к батарее, но кто-то впотьмах наскочил на проволоку. Противник поднял тревогу, взлетели ракеты, началась стрельба. Советские бойцы не растерялись, они срывали с себя шинели и бросали на колючую проволоку, рубили ее лопатами. Отрядный силач Иван Лысенко, обернув голову бушлатом, бросился к проволоке, подлез под крестовину столба, поднатужился и приподнял заграждение над землей.

— Скорей, вперед! — закричал он. Агафонов видел, как по фигуре Ивана скользнул луч прожектора и трассирующая очередь, коснувшись его груди, погасла. Лысенко покачнулся, стая медленно оседать, все еще держа над собой проволоку. Когда он упал, советские бойцы были уже у батареи. Семен Агафонов забрался на крышу блиндажа, близ пушки. Из-под земли выскочили два офицера. Первого Агафонов пристрелил (позже узнали, что это был командир батареи), второго — обер-лейтенанта — оглушил прикладом автомата. Потом он догнал Андрея Пшеничного, и они стали гранатами прокладывать себе дорогу к пушке. Эти двое разведчиков еще вели рукопашный бой с орудийным расчетом, а другие уже поворачивали пушки в сторону Лиинахамари.

Командир послал Агафонова связаться с отрядом, штурмовавшим вторую батарею. Обстановка там сложилась тяжелая. Из Лиинахамари па помощь гитлеровцам прибыл десант. Пришлось разделить отряд: несколько разведчиков отбивали атаки десанта, другие держали под обстрелом батарею. Бойцы помнили приказ: батарея не должна сделать ни одного выстрела.

Так прошел весь день 13 октября. Наступил вечер. Часов в десять по морю вдруг забегали лучи прожекторов, повисли световые ракеты, заговорили орудия. С высокого берега разведчикам хорошо было Видно, как в залив на бешеной скорости ворвались два советских торпедных катера. Грохотали десятки батарей немцев, но самые опасные — на мысе Крестовом — молчали. Катера, воспользовавшись этим, укрылись в тени противоположного берега и помчались прямо к причалу. И вот уже десант советских моряков ведет бой на берегу. А .следом к берегу подходят все новые и новые военные суда. Много видел Семен Агафонов примеров отчаянной храбрости, но такого смелого :прорыва катеров наблюдать не приходилось. Позже он узнал, что командир головного катера онежанин А. О. Шабалин за эту операцию получил вторую Золотую Звезду Героя Советского Союза.

К утру 14 октября «морские охотники» подбросили разведчикам подкрепление. И фашисты были отброшены к морю. Бой oшел на узкой полоске берега. Семен Агафонов схватился с двумя гитлеровцами. Сразив -одного, он загнал в воду другого, крича:

— Сдавайся, гад! Убью ведь! Хенде хох!

Гитлеровец выпустил из рук винтовку, поднял левую руку, присел, а правой схватил булыжник — и тут же упал, сраженный короткой очередью.
Фашисты не выдержали натиска, сдались.

Отряд разведчиков сразу был переправлен в Лиинахамари, где Агафонов и его товарищи снова ринулись в бой… В 12 часов 14 октября гарнизон Лиинахамари капитулировал, путь на Печенгу был открыт. В порт прибыл командующий Северным флотом адмирал А. Г. Головко. Он сказал командиру морских разведчиков В. Леонову:

— Отряд дрался геройски. Все до единого достойны награды. А лично вас представим к званию Героя Советского Союза.

Леонов поблагодарил, но тут же обратился к адмиралу:
— Этого звания заслуживают Агафонов и Пшеничный. Они первыми прорвались к батарее и захватили ее. А как потом дрались! Вес разведчики считают их героями…

— Ну, если все, — ответил адмирал, — тогда ошибки не будет. Пишите реляцию.

Через пять дней адмирал подписал представление о присвоении звания Героя Советского Союза сержанту С. М. Агафонову.

К концу октября освободительные бои в Заполярье закончились. Советские войска полностью освободили от немецко-фашистских захватчиков Петсамскую область. Советский Север стал свободным.

Пятого декабря 1944 года Президиум Верховного Сонета СССР учредил медаль «За оборону Советского Заполярья». Ею были награждены все непосредственные участники боев, в том числе и наш земляк — Герой Советского Союза Семен Михайлович Агафонов.

После разгрома гитлеровской Германии отряд морских разведчиков Северного флота принял участие в боях на Дальнем Востоке против милитаристской Японии. Новые подвиги Семена Агафонова были отмечены орденом Красного Знамени.

Еще много лет после войны Семен Михайлович Агафонов продолжал службу в рядах Военно-Морского флота.

Жил в городе Евпатории Крымской области Украинской ССР. Работал боцманом рыболовного сейнера, помощником капитана теплохода «Курортник», слесарем-наладчиком на заводе «Вымпел». Скончался 1 января 1977 года. Похоронен на городском кладбище Евпатории. Награждён орденом Ленина (05.11.1944), тремя орденами Красного Знамени (02.10.1942; 23.10.1944; 19.08.1945), орденом Отечественной войны 2-й степени (10.10.1944), медалями «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией», «За победу над Японией», другими медалями.

Источник

Добавить комментарий

© 2017 Предки и потомки, прошлое и грядущее ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru