Миф о захвате оружия СССР в начале Войны


Часть 1: Ваша пушка спасла Россию: как создавалось оружие Победы

Недопустимо умолчать о нашей артиллерии накануне войны. Артиллерийское вооружение РККА было лучшим в мире. Советская полковая 76-миллиметровая пушка была гораздо лучше 75-миллиметрового орудия немцев; 150-миллиметровое тяжелое орудие немцев уступало соответствующим советским системам.

Наша дивизионная и корпусная артиллерия, наши горные орудия были совершеннее немецких систем. И указанных замечательных артиллерийских орудий было достаточно в советских войсках.

В армию до войны поступили новые танки Т-34 и КВ. В 1940 году было изготовлено 246 шт. тяжелых танков KB и 115 шт. средних танков Т-34; в первом полугодии 1941 года – 349 KB и 1110 Т-34.

Г. К. Жуков писал о том, что к 1938 году по сравнению с началом тридцатых годов производство танков возросло более чем в три раза. Талантливые коллективы конструкторов под руководством Ж. Я. Котина создали тяжелый танк KB, под руководством М. И. Кошкина, А. А. Морозова и Н. А. Кучеренко – знаменитый средний танк Т-34. Моторостроители дали мощный дизельный танковый двигатель В-2. Танки KB и Т-34 оказались лучшими из машин, созданных накануне войны. И в ходе войны они уверенно сохраняли превосходство над аналогичными типами машин противника.

С января 1939 года по 22 июня 1941 года Красная Армия получила более семи тысяч танков, в том числе в 1941 году промышленность уже могла дать около 5,5 тысяч танков всех типов. Что касается KB и Т-34, то к началу войны заводы успели выпустить 1861 танк. С 1 января 1939 года по 22 июня 1941 года Красная Армия получила от промышленности 29 637 полевых орудий, 52 407 минометов, а всего орудий и минометов с учетом танковых пушек, – 92 578. Только с мая 1940 года до начала фашистской агрессии орудийный парк СССР увеличился более чем в полтора раза.

С 1 января 1939 года по 22 июня 1941 года Красная Армия получила от промышленности 17 745 боевых самолетов, из них 3719 самолетов новых типов. В 1939 году стал поступать в воинские части бомбардировщик «ДБ-Зф» (ИЛ-4 – Л.М.) конструкции С. В. Ильюшина. Был построен и первый образец бронированного штурмовика «ИЛ-2», не имевший аналогов в мировой авиации. В начале 1940 года были приняты на вооружение самолеты – истребители «ЯК-1», «ЛаГГ-3», «МиГ-3», имеющие высокие скорости и сильное пушечно-пулеметное вооружение.

Принят был на вооружение и пикирующий бомбардировщик «Пе-2», превосходивший немецкие самолеты такого же типа «Ю-87» и «Ю-88». В 1940 году производство самолетов в СССР выросло по сравнению с 1939 годом на 19%.

Уникальным чудом русской инженерной мысли и авиастроительной промышленности СССР был не только бронированный «самолет-солдат», «летающий танк» штурмовик Ил-2, но и бронированный стратегический 4-х моторный бомбардировщик Пе-8 (ТБ-7), который мог летать без истребительного прикрытия, так как стрелково-пушечное вооружение обеспечивало круговую оборону самолета.

Пе-8 – это огромный воздушный корабль длиной 23 метра и размахом крыльев 39 метров. Экипаж самолета состоял из 9 – 11 человек, скорость полета составляла 443 км/час, дальность полета – 3600 км с бомбовой нагрузкой 4000 кг. Аналогичный, но улучшенный бомбардировщик В-29 («Сверхкрепость») американцы создали только в 1942 году. Наш Пе-8 совершил первый полет в 1938 году.

С лета 1941 года наши летчики на самолетах Ил-4 и Пе-8 бомбили Берлин и другие города Германии и ее союзников. Но, конечно, производство Пе-8 было слишком сложным и дорогостоящим. За всю войну СССР построил только 93 стратегических бомбардировирка Пе-8. К тому же 2-х моторный и значительно более дешевый в производстве бомбардировщик ИЛ-4 был достаточно эффективен при бомбардировках как дальних, так и ближних целей.

В 1939, 1940 и первой половине 1941 года войска получили 105 тысяч ручных, станковых и крупнокалиберных пулеметов, около 85 тысяч автоматов. Это при том, что выпуск стрелково-артиллерийского вооружения в это время несколько снизился, потому что устаревшие виды снимались с производства, а новые из-за сложности и конструкторских особенностей не так-то просто было поставить на поток.

После войны с Финляндией поступил на вооружение новый станковый пулемет системы В.А. Дегтярева. В первой половине 1941 года стал поступать на вооружение пулемет-пистолет Г. С. Шпагина (ППШ). С 1939 года по июнь 1941 года количество ручных пулеметов в войсках увеличилось на 44%, а станковых – на 29%. По числу пулеметов Красная Армия превосходила вермахт. В 1940 – 1941 годах были созданы первые противотанковые ружья, но к началу войны они еще не успели поступить в войска. Созданная Ф. В. Токаревым самозарядная винтовка стала основным оружием советского бойца.

Проектирование и закладка кораблей в 1937 – 1938 годах велись в чрезвычайно быстром темпе. Еще больший размах приобрело строительство в 1939 году, сотни заводов работали на флот. Для спуска на воду крупного корабля надо три, а то и пять лет, денег же, материалов и труда они требовали много. Между тем средства эти настоятельно необходимы были везде. Поэтому в 1939 году было резко сокращено, а в 1941 году прекращено строительство линкоров и тяжелых крейсеров. Все усилия направили на строительство эсминцев, подводных лодок и торпедных катеров.

За 11 месяцев 1940 года было спущено на воду 100 миноносцев, подводных лодок, тральщиков, торпедных катеров. Всего накануне войны в строю флота было около 600 боевых кораблей, в том числе 3 линкора, 7 крейсеров, 49 эсминцев, 211 подводных лодок, 279 торпедных катеров, свыше 1000 орудий береговой обороны, более 2500 самолетов.

Кроме указанных видов оружия, советская Красная Армия через 10-15 дней войны получила первые партии грозного, мощного реактивного оружия БМ-13 («Катюша»), которое первыми же залпами в районе Орши обратило в бегство вражеские части. Также накануне войны были созданы реактивные снаряды (РС), или «эресы», калибром 82 мм и 132 мм. Перед самой войной армия начала получать в требуемых количествах 82-мм и 120-мм минометы. В июне 1941 года в количественном и качественном отношении наши минометы уже значительно превосходили немецкие.

Действия правительства до войны Маршал Г. К. Жуков оценивает положительно. Он пишет: «Думается мне, что дело обороны страны в своих основных, главных чертах и направлениях велось правильно. На протяжении многих лет в экономическом и социальном отношении делалось все или почти все, что было возможно. Что же касается периода с 1939 до середины 1941 года, то в это время народом и партией были приложены особые усилия для укрепления обороны, потребовавшие всех сил и средств».

Мы значительно отставали от Европы только в производстве автомобилей. Мы имели в Красной Армии 272 тысячи автомобилей против 600 тысяч у немцев. Большое отставание в количестве автомобилей не позволяло нам создать крупные маневренные механизированные корпуса, способные в местах прорыва нашего фронта противостоять немецким.

Но фальсификаторы истории упорно пишут о том, что Красная Армия по вине правительства, лично И. В. Сталина не была подготовлена к войне, не имела достаточного количества вооружений и поэтому отступала. В действительности наша армия отступала, так как по численности была вдвое меньше армий напавших на СССР стран, а именно: Германии, Италии, Венгрии, Румынии и Финляндии. Одни вооруженные силы Германии в июне 1941 года насчитывали 8,5 млн. чел., и Германия с первого дня войны перебрасывала на Восточный фронт всё новые и новые укомплектованные и обученные дивизии.

В предвоенные годы правительство СССР сделало все возможное для увеличения численности войск. С 1937 года по 22 июня 1941 года численность РККА возросла в 3,56 раза – с 1,433 млн. человек до 5,1 млн. человек. Фальсификаторы нашей истории внушили гражданам России миф о том, что якобы воинские склады СССР были расположены вдоль западной границы, и поэтому в первые недели войны основное количество имеющегося в стране военного имущества попало в руки врага.

И это даже не миф, кочующий из книги в книгу, а злонамеренная ложь. И непонятно, почему наш читатель так легко верит этой лжи. Вполне вероятно, что он считает руководителей того времени ненормальными людьми, ибо нормальный человек не будет размещать такие склады вдоль границы. Подобная ложь и сочиняется для того, чтобы читатель так думал и презирал руководителей того времени. В действительности решения руководителей были обоснованы и разумны.

В первом эшелоне, то есть до ста километров от границы, находилось 43% наших войск. Эти войска надо постоянно снабжать оружием, боеприпасами, запасными частями, горюче-смазочными материалами, обмундированием, продовольствием. Для этой цели в месте расположения войск организовывались склады. На этих складах хранилось несколько процентов от военного имущества страны. К тому же складов, расположенных у западной границы, не хватало для хранения ГСМ и имущества, необходимого находящимся в первом эшелоне войскам. Фактически в Западном военном округе хранилось материально-технических ценностей меньше, чем должно было храниться. А. В. Исаев пишет, что, напротив, значительная часть запасов находилась вдали от границ.

Склады стратегического значения к границе никогда не выносились – почти все воинские запасы всегда хранились в глубоком тылу. Склады центрального подчинения в основном находились в Московском военном округе, на втором месте – Приволжский военный округ.

Как следует из вышеизложенного, потери оружия и боеприпасов на складах у западной границы не могли значительно повлиять на обеспечение армии. В качестве доказательства того, что Красная Армия имела в 1941 году оружие и боеприпасы А. В. Исаев приводит  пример: «В ДСП издании “Артиллерия в оборонительных операциях Великой Отечественной войны» (М.:Воениздат, 1961) есть цифры полных потерь и РАСХОДА снарядов за июнь – декабрь 1941 года”.

Цифры такие: 45-мм снарядов – 7 млн. 130 тыс. – или 28% от наличия на 22.06.1941 г.;

76-мм снарядов – 7 млн. 777 тыс. – или 30% от наличия на 22.06.1941 г.;

122 – 203-мм – 3 млн. 900 тыс. – или 31% от наличия на 22.06.1941 г.;

50 – 120-мм мин – 4 млн. 744 тыс. – или 35% от наличия на 22.06.1941 г.;

зенитных снарядов – 7 млн. 360 тыс. – или 35% от наличия на 22.06.1941 г.

Примерно половина этого количества – расход в боях, остальное – потери. В среднем потери и расход превысили поступление в 1941 году в 1,7 раза. Как можно видеть, до истощения складов было далеко, потеряно и израсходовано было в среднем 30% запасов снарядов».

Из приведенных данных можно точно определить, что наши отцы и деды в 1941 году произвели из 45-мм орудий и танковых пушек по напавшим на Советский Союз войскам Германии и ее союзников примерно 3 миллиона 565 тысяч выстрелов, из 76-мм орудий и танковых пушек – 3 миллиона 888 тысяч выстрелов, из зенитных орудий – 3 миллиона 680 тысяч выстрелов и т. д.

Похоже это на действия безоружной, в панике бегущей армии? Нет. А чтобы произвести столько выстрелов, надо иметь не только миллионы снарядов, но и десятки тысяч орудий. И они были у Красной Армии в 1941 году. Вот где открывается правда и основная причина нашей победы.

Леонид Масловский

Источник

Добавить комментарий

© 2017 Предки и потомки, прошлое и грядущее ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru