Мысли беспартийного пенсионера Молотова


В 1957 году Вячеслав Михайлович Молотов возглавил так называемую «антипартийную группу» против Хрущёва. Объединившись с Лазарем Кагановичем и Георгием Маленковым, Молотов предпринял попытку смещения Хрущёва. На заседании Президиума ЦК группа Молотова выступила с критикой работы Хрущева в должности Первого секретаря ЦК (основные претензии заключались в фактах нарушения Хрущёвым правил «коллективного руководства», а также в спорах вокруг выявившихся хозяйственно-экономических и внешнеполитических проблем) и получила поддержку подавляющего большинства членов высшего партийного органа (Климент Ворошилов, Николай Булганин, Михаил Первухин, Максим Сабуров, Дмитрий Шепилов).

Мысли беспартийного пенсионера Молотова

По задумке «антипартийной группы» Хрущёва предполагалось назначить министром сельского хозяйства, а пост Первого секретаря передать Молотову или вообще упразднить. Но сторонникам Хрущёва (при непосредственном участии маршала Г.К.Жукова) удалось быстро собрать Пленум ЦК, на котором «антипартийная группа» потерпела поражение. Спохватившись, что против Хрущёва выступил фактически почти весь Президиум ЦК КПСС, все высшие руководители страны, включая главу государства — председателя Президиума Верховного Совета и главу правительства — председателя Совета Министров СССР, пленум решил отставить первых заместителей председателя Совмина — Маленкова, Кагановича, Молотова и министра иностранных дел Шепилова. 29 июня 1957 года Молотов был снят со всех постов «за принадлежность к антипартийной группе», выведен из состава Президиума ЦК КПСС и из ЦК КПСС. Три города, названные в его честь, в 1957 году были переименованы.

В 1957 году Вячеслав Молотов был назначен послом СССР в Монголии. С 1960 по 1961 год руководил советским представительством при штаб-квартире агентства ООН по атомной энергии (МАГАТЭ) в Вене. На состоявшемся в октябре 1961 года XXII съезде КПСС Хрущёв и его союзники впервые заявили о прямой персональной ответственности Молотова, Кагановича и Маленкова за «беззаконния», совершавшиеся при Сталине, и потребовали исключить их из партии. В середине ноября 1961 года Молотов был отозван из Вены, снят с занимаемой должности и исключён из партии. 12 сентября 1963 года Молотов был отправлен на пенсию.

Ниже приведена выдержка из так называемого «Письма Молотова в ЦК КПСС», опубликованного в журнале Вопросы Истории №№ 1-6, 8-11 за 2011 год, и №№ 1,3 за 2012 г. В данном письме разбирается тема борьбы с «культом личности» Сталина, развернутая при Хрущеве, а так же взгляд В.М.Молотова на корни данной борьбы и приемы ведения данной борьбы. Основой обвинения Сталина и высшего руководства партии в злоупотреблении властью стали процессы 30-х годов и те суровые и «несправедливые» приговоры, которые были вынесены обвинением. Ниже В.М.Молотовым дано краткое описание структуры контрреволюционной оппозиции, сложившейся в преддверии Второй Мировой войны, и лишь некоторых ее злодеяний, установленных следствием.

В общем и целом, стараясь по мере сил и возможностей объективно разобраться в событиях 1934—1938 гг., я представил себе следующую картину конкретно-исторической обстановки тех лет.

Потеряв всякую надежду на возникновение в ходе социалистического строительства непреодолимых для партии и правительства трудностей, которые смогли бы привести к компрометации и свержению правительства и, таким образом, обеспечить приход к власти троцкистов и зиновьевцев, последние начинают в 1931 г. договариваться об организационном слиянии обеих оппозиционных групп. Центр подпольной троцкистской организации состоял тогда из Мрачковского, Смирнова Н.И. и Тер-Ваганяна. Зиновьевцы имели свой центр, куда входили Зиновьев, Каменев, Евдокимов и Бакаев. Объединенный центр был составлен из упомянутых лиц, где руководящую роль играли Зиновьев и Смирнов.

На случай провала троцкисты создали свой параллельный чисто троцкистский центр, в который вошли Пятаков, Радек, Серебряков и Сокольников. Параллельный центр занялся восстановлением старых связей и созданием своих ответвлений на периферии. Были созданы украинский троцкистский центр (Логинов, Голубенко, Коцюбинский, Лившиц). Возникает троцкистская ячейка на Урале, в Харькове, Днепропетровске, Одессе, Киеве и… (пропуск в тексте. — Ред.). Еще ранее, в 1928 г., по директиве Троцкого сформировался подпольный троцкистский центр в Западной Сибири (Муралов, Богуславский, Белобородов и др.). Сложился троцкистский центр и в Грузии (Мдивани, Окуджава, Кавтарадзе и др.).

Вначале 1933 г. разногласия между троцкистами и зиновьевцами окончательно сглаживаются, к ним присоединяются правые и буржуазные националисты. Это единение взглядов выразилось в 1933 г. [в создании] т.н. «Контактного центра», куда вошли представители всех антисоветских подпольных организаций. «Контактный центр» явился этапом к созданию заговорщической организации «высшего типа», известной под названием «право-троцкистского блока». В состав блока вошли также эсеры и меньшевики.

В феврале 1935 г. к «Блоку» присоединилась группа Тухачевского.

В состав руководящего центра блока вошли от правых Рыков, Бухарин, Рудзутак и Ягода, от военной группы — Тухачевский, от троцкистов — Пятаков.

Вредительство как средство создать дополнительные искусственные трудности в народном хозяйстве и тем самым вызвать недовольство и озлобление политикой партии и правительства, распространение под разными соусами и по самым различным поводам всякого рода антисоветских, антипартийных и антиправительственных слухов, индивидуальный политический террор и, наконец, изощренное двурушничество, демонстрация полнейшей преданности и лояльности Центральному Комитету ВКП(б) и ее руководящему ядру, как основной метод конспирации, — получили широкое распространение во всех этих организациях как основные средства борьбы за осуществление поставленных перед этим подпольем целей захвата руководства партией и страной.

Мне не хочется сейчас задерживаться на описании вредительской работы различных антисоветских организаций. Но нельзя не сказать пару слов об их террористической деятельности. Об убийстве С.М. Кирова, по-моему, сказано достаточно.

Совершение террористических актов было поручено ряду созданных для этой цели террористических групп и отдельным лицам. Одним из таких индивидуальных террористов был бывший секретарь Зиновьева Богдан, которому тот поручил стрелять в Сталина в секретариате ЦК. После того, как в 1933 г. Богдан не выполнил этого задания, он покончил жизнь самоубийством. «Мне известно от Мрачковского и Дрейцера, — показывал подсудимый Рейнгольд, — что летом 1933 г. была организована под руководством Дрейцера троцкистская группа из военных, куда вошли: Шмидт — командир одной из бригад Красной Армии, Кузьминов — начальник штаба одного из военных соединений, и ряд других лиц, фамилий которых я не знаю. От Дрейцера мне известно, что непосредственными исполнителями террористического акта против Ворошилова были Шмидт и Кузьминов, которые дали согласие на выполнение этого акта. Предполагалось, что они воспользуются для этого одним из приемов у Ворошилова либо используют посещение Ворошиловым их войсковых частей».

Аналогичные показания дал сам Дрейцер и другие.

На процессах было с неопровержимостью доказано, что кроме «своих» террористов антисоветские организации пользовались услугами наемных террористов — агентов иностранных разведок, переправляемых в СССР Троцким и его сподручными. Так, например, в СССР были переправлены террористы Ольберг, Борман-Юрин, Фриц Давид, М. и И. Лурье и десятки других. Многие из них прошли по процессам 1934—1938 гг. и дали подробные показания о своей шпионско-террористической работе.

Интересны показания таких «деятелей», как Пятаков, Радек, Рыков, Бухарин.

По показаниям Радека, Троцкий в своих директивах требовал «организовать узкий коллектив людей для выполнения покушений на руководителей ВКП(б), в первую очередь против Сталина».

Пятаков в своих показаниях рассказал, что в беседе с ним в 1935 г. Троцкий говорил: «Поймите, что без целой серии террористических актов, которую надо провести как можно скорее, нельзя свалить сталинское руководство».

На процессе «право-троцкистского блока» Рыков показывал, что «еще в 1934 г. я уже дал задание следить за машинами руководителей партии и правительства созданной мною группе Артеменко».

Бухарин сознался, что в 1932 г. привлек к организации и совершению покушений на Сталина и Кагановича эсеровских террористов, «имевших большой опыт в подобного рода делах». По указанию центра троцкистского подполья были умерщвлены А.М. Горький, В.В. Куйбышев, председатель ОГПУ Менжинский.

«Объединенный центр… в течение долгого времени пытался обработать Горького и оторвать его от близости к Сталину. В этих целях к Горькому были приставлены Каменев, Томский и ряд других. Но реальных результатов это не дало… При серьезной постановке вопроса о свержении сталинского руководства и захвате власти центр не мог не учитывать исключительного влияния Горького в стране, его авторитета за границей…» (Из показаний Ягоды).

На убийстве Горького особенно настаивала троцкистская часть блока, что являлось следствием категорической директивы Троцкого. По показаниям Бессонова, эту директиву ему дал Троцкий в 1934 г.:

«М. Горький очень близко стоит к Сталину. Он играет исключительно большую роль в завоевании симпатий к СССР в общественно-мировом демократическом мнении и особенно Западной Европы… Вчерашние наши сторонники из интеллигенции в значительной мере под влиянием Горького отходят от нас. При этом условии я делаю вывод, что Горького надо убрать. Передайте это мое поручение Пятакову в самой категорической форме: “Горького уничтожить физически во что бы то ни стало”».
Из письма Молотова в ЦК КПСС (1965 г.)

Безусловно, что в событиях хрущевских и брежневских времен, а может и еще глубже, коммунистам, историкам, исследователям еще предстоит разобраться. Предстоит дать оценку сталинскому окружению, в том числе В.М.Молотову. То, что этот человек, внесший огромный вклад в становлении СССР и победу советского народа над фашистской Европой, остался до конца своих дней верен Сталину, характеризует его с положительной стороны. Но, к сожалению, тот же В.М.Молотов входит в круг людей, от которых после смерти (убийства) Сталина зависело развитие социалистического государства в сторону коммунизма, а оно, как известно, не только сошло на нет, но и развернулось в противоположную сторону — к капитализму. Даже, написанное в ЦК КПСС, письмо в защиту Сталина и критики хрущевского курса оставляет двоякое впечатление. Понимал ли коммунист Молотов, что пишет в гнездо контрреволюции? Скорее всего нет. В брежневские годы в ЦК направлялись сонмы писем недовольных граждан, трудящихся и интеллигенции, пенсионеров и комсомольцев о злоупотреблениях власти на местах, о росте волокиты и бюрократии, о заторах в научных и образовательных организациях, о нарушении политического курса и ревизии истории. Но все эти тонны писем не смогли развернуть руководство партии на прежний коммунистический путь, да и не могли.

К. Поляков

Добавить комментарий

© 2017 Предки и потомки, прошлое и грядущее ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru