Русску девку повстречал, уступи дорогу


«Как Кабарда пошла воевать, да не управилась с казацкими бабами»…

Русску девку повстречал, уступи дорогу

Десятого июня 1774 года, в станице Наурская, произошло событие, не имевшее большого политического и военного значения, вместе с тем, поразившее ум и воображение как современников, сталкивавшихся с проявлением Героизма ежедневно, чаще, чем с соринкой в чугунке со щами, так и потомков, знающих родную историю.

Полыхала очередная русско-турецкая война. Строевые казаки не вылезали из боев и походов. В Наурской остались старики, инвалиды, женщины и дети.

Восемь тысяч конных татар, кабардинцев и турок, возглавляемые калгой из рода крымских ханов, решили потешить свою «удаль молодецкую». Внезапно обложили станицу со всех сторон, достали из переметных сум — арканы и колодки. Казачье старичье должно было лишиться голов, женщины и дети — легким трофеем пополнить полон. За Наурской лежала Червленная и другие добычные станицы.

Казачья станица, особенно на Кавказе — маленькая крепость: вал, по окраинам — глухие стены домов с редкими бойницами, несколько старых трофейных пушек с ядрами, заплоты, перегораживающие улицы в случае опасности, запасы пороха, ружей, шашек.

Лихих джигитов во всеоружии, встретили седые старики, безусые малолетки и казачки, по случаю Праздника — Кровавой Сечи, нарядившиеся в свои лучшие наряды.

Оборона Наура была первым случаем, когда от казачек на Кавказе, понадобилась серьезная и опасная боевая служба. Впоследствии они уже не расставалась с ней и сроднилась, как с чем-то неизбежным среди суровой обстановки порубежного быта.

Моздокские (терские) казачки не пугались ни свиста вражеских пуль, ни стрел, ни дикого рева и гика нападающих неприятелей. Спокойно, рядом со старыми испытанными бойцами встречали они яростные атаки татар, защищались серпами, косили косами абреков, появлявшихся на земляном валу станицы. Чугунные пушки перевозились на людях с места на место, смотря по тому, откуда усиливался приступ.

Женщины успевали перевязывать раненных, сменять на валу убитых, поддерживать костры, разогревать смолу, лить кипяток на головы штурмующих. Матери и жены казаков-Героев, использовали вал не для плача, они собирали кровавую жатву.

Джигитам не нужно было ждать казаков, чтобы проявить храбрость, Смерть в лице крепкой, бесстрашной «амазонки», настигала их повсюду. Целый день иступленного боя и бесчисленных приступов, дорого стоили татарам и кабардинцам. Более восьмисот человек, среди них вожди и предводители набега, некрасиво валялись на подступах к станице.

С рассветом следующего дня вновь загремели казацкие пушки и на вал поднялись женщины Наура.

К общему удивлению, бравые наездники «показали тылы»- быстро стали отходить от злой станицы, и скоро беспорядочные толпы горских «романтиков» скрылись из глаз изумленных защитников.

«Это бабий праздник», — говорили о нем казаки, вспоминая славное участие, которое приняло в бою женское население Наурской. Почти все казачки-защитницы были награждены медалями за оборону станицы — случай в истории российского государства — невероятный!

С тех пор, у терских казаков, прижилась поговорка — «как Кабарда пошла воевать, да не управилась с казацкими бабами». Когда же приходилось встречать кого-нибудь из горцев с обожженным лицом, то казак и казачка не упускали случая, сочувственно спросить: «А что, дос (приятель), не щи ли в Науре хлебал?»

Казачья наука надолго запомнилась гордым «витязям в тигровой шкуре». И недаром, даже сегодня кавказские «удальцы» — дагестанцы, ингуши и прочие, поют легендарную «Шамилю», где среди многочисленных насмешливых куплетов есть и такие слова: «русскую девку повстречал — уступи дорогу!»

А это уже из современного:

Русску девку повстречал, уступи дорогу

 

Добавить комментарий

© 2017 Предки и потомки, прошлое и грядущее ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru