Почему русские любят шансон


Шансон — один из самых популярных музыкальных жанров в России. Его «свободный репертуар» пришел в Россию из подпольных французский кабаре в XIX веке и более не выходил из моды.

«Французская любовь»


Истоки шансона восходят к французской культуре: там и следует искать корни любви русских к этому виду искусства. Мода на язык, поэзию, литературу, музыку, живопись Франции и в целом на «французский стиль» была неотъемлемой частью русской жизни XIX столетия. Романтический дух и пьянящая свобода республиканской Франции как нельзя лучше отвечали веяниям русской культуры.

Возникшие в конце XIX столетия во Франции кабаре, куда с ярмарочных площадей и многолюдных улиц переместился шансон, стали своего рода «кухней» где в синтезе с другими искусствами варился и кристаллизовался характер демократичной и зачастую фривольной песни. Тем не менее, этот пласт «низкого» искусства был востребован и в более культурных кругах.

Русские завсегдатаи кабаре и «завезли» на родину шансон, где он, скрестившись с бытовым романсом, песенками куплетистов, тюремной лирикой и другими жанрами нашел благодатную почву для нового роста. В русских условиях шансон, оказавшись созвучным широте и простоте народной души, стал поистине универсальным выразителем чаяний и вкусов масс.

Поощрение


Зачастую неподобающий характер песен «русских шансонье» подогревал к ним дополнительный интерес. Однако слишком «свободный» репертуар загонял исполнителей блатной и кабацкой музыки в подполье. Народный жанр не любили представители академического направления, более того, за криминальный и политический подтекст ему зачастую не благоволила власть, а поэтому на большую сцену путь шансону долгое время был закрыт.

В СССР блатные песни вполне могли приравнять к идеологической диверсии. Но, тем не менее, Леонид Утесов, которого часто клевали за насаждение вульгарного искусства, постепенно включал творчество «низов» в свой эстрадный репертуар. За счет ироничной манеры пения исполнителю удавалось несколько нивелировать босяцкий характер песен, но когда воровская поэзия казалась слишком откровенной, он просил поэта Лебедева-Кумача написать другой текст – так, к примеру, родилась новая «Мурка».

Можно сказать, что «зеленый свет» блатному шлягеру дал сам Сталин. По стечению обстоятельств с песней «Одесский кичман», исполнявшейся в спектакле о жизни железнодорожных воров, перед главой страны выступал Утесов. Певец ожидал печальной участи. Тем не менее, вождь аплодисментами поддержал молодого артиста и попросил спеть повторно – это, по сути, открыло Утесову дорогу на большую эстраду.

После амнистии 1953 года вместе с бывшими заключенными на свободу вышли и знаменитые песни ГУЛАГа. Уголовная тематика в них сочеталась с политическим и социальным протестом. Во многом из-за того, что лагерное творчество быстро проникало в массы, новые власти заклеймили маргинальное искусство.

Тем не менее, советские чиновники слушать блатные песни любили. На закрытые банкеты они приглашали выступать тех, чье творчество с высокой трибуны откровенно принижали. Так знаменитый «подпольный» артист Аркадий Северный, которого народная молва причисляла к уголовникам, спокойно пел для дипломатов. По слухам, на одном из выступлений артисту даже подарили чемодан с деньгами.

Все гениальное просто

Один из секретов популярности шансона в его музыкальной простоте, которая способствовала доступности и распространенности этого жанра. В силу своей специфики шансон вряд ли мог составлять конкуренцию официальной отечественной эстраде, но поклонников у него было не меньше.

Исполнитель, как правило, обходился аккомпанементом одной гитары. Более того, музыкальная форма шансона практически всегда шаблонна, а в основе гармонической последовательности большей части песен лежат три-четыре аккорда. Однако за счет содержания стихов и индивидуальной манеры исполнения певцу удавалось каждой песне придать свой неповторимый характер.

Владимир Высоцкий ограниченность выразительных средств барда, к примеру, компенсировал поэтическим талантом, экспрессивной манерой пения и жанровым разнообразием. Его песни – это маленькие театрализованные картинки, создающие целую галерею ярких образов и характеров: от лирических и комических – до трагических и героических.

Искусство в массы

Отечественный шансон, будучи самым демократичным музыкальным искусством, способен заинтересовать публику различных вкусовых предпочтений, как неприхотливую, так и более взыскательную. Так, начиная от связей с французской песней и джазом, в последние десятилетия русский шансон тесно соприкоснулся с эстрадой и рок музыкой.

Созданная в 1990 году поэтом Михаилом Таничем группа «Лесоповал» до сих пор радует своих почитателей своим неиссякаемым творческим потенциалом. Секрет успеха «Лесоповала» не только в демократичной направленности искусства, но и в жанровом разнообразии. В репертуаре группы есть все, что накоплено русским шансоном за многие десятилетия его существования: от стилизации фольклора до лирических песен. Интересно инструментальное решение большинства композиций – гитара, аккордеон и барабан придают звучанию группы неповторимый колорит.
В постсоветский период шансон все больше вырывается за рамки запретной и ориентированной на определенную аудиторию песни, в том числе из-за необходимости стать востребованным на рынке продуктом. Исполнителей шансона активно спонсируют крупные отечественные фирмы или столичные богачи, имеющие криминальное прошлое. Так, следуя законам рынка, приспосабливается лагерная и уголовная тематика, старающаяся соответствовать различным вкусам.
Интересно, что в 1990-х годах у футболистов киевского Динамо было проведено анкетирование, где в одном из пунктов нужно было назвать любимого исполнителя. Подавляющее большинство футболистов назвало Михаила Круга. Точно такое же предпочтение высказывали и игроки московского Спартака – именно Круга они пригласили на свое чествование после очередного чемпионства.

В самое сердце

Стефано Гардзонио исследуя феномен российского шансона, писал, что «русская провинция тематически глубоко укоренена в текстах русского шансона и существует как одна из пространственно-временных констант его тематики». В текстах песен, зачастую пронизанных автобиографичностью, жители российской глубинки могли увидеть и родные «хрущёвки», и беспросветную тоску, и несбывшиеся надежды.
Так, Михаил Круг свое творчество выстраивает вокруг Твери, а Сергей Наговицын темы своих песен связывает с Пермью. Среди образов возникают и многие места, столь дорогие и знакомые землякам исполнителя. Например, Михаил Круг часто в песнях упоминал тверской ресторан «Лазурное».

Шансон оказался средством способным в наибольшей степени выразить чувства и настроения представителей уголовной или околокриминальной среды. Главным инструментом здесь служат типичные противопоставления образов, с одной стороны «дома» (мать, деревня, любимая женщина), а с другой – «неволи» (лагерь, вокзал, этап).

Стас Михайлов к выбору аудитории подходит совершенно с другой стороны. Выросший на ресторанной песне он в своем творчестве использует любовную тематику. Неудивительно, что его слушатель в первую очередь женщины.

Широкую популярность и проникновенность шансона отмечал бывший директор Марка Бернеса. Как-то он заявил Михаилу Кругу: «Из всех певцов я благоволю к вам. Вы поете, как Марк. У вас те же тона. Вы не поете, вы напеваете мелодию». А в свое время Утесов парировал упреки критиков в отсутствии у него вокальных данных: «Пусть так! Я пою не голосом – я пою сердцем!» Возможно именно в этом разгадка неугасающей любви русского слушателя к шансону.

Добавить комментарий

© 2017 Предки и потомки, прошлое и грядущее ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru