Предки и потомки, прошлое и грядущее. Как Михаила Боярского на съёмках с лошади уронили
  Культура        27 декабря 2017        164         0

Как Михаила Боярского на съёмках с лошади уронили

Режиссёры костюмированных музыкальных фильмов очень любили снимать Михаила Боярского. Причем чуть ли не с самого начала его актёрской карьеры. Судите сами: Кот Матвей, Волк, конокрад Федор, Теодоро, д’Артаньян, гусар Налимов, Де Брильи, Чёрный Джек, Фернан Мондего, Дон Сезар де Базан

Вот о случае на съёмках последнего — «Дон Сезар де Базан» — мы с вами и поговорим. Фильм был не сильно насыщен трюками. Основной упор в нём был сделан на музыкальную составляющую. Но тем не менее они там были. В том числе и конные. Ну сами понимаеете — XVII век. Кареты, всадники, все дела. И для съёмки именно этих трюков привлекли объединенную конную группу конюшен Ленинградского зоопарка и учхоза ЛСХИ «Пушкинское». Постановщиком же был привлечён Михаил Вадимович Воробьёв

Ну а самым тяжёлым моментом в съёмках был классический для многих приключенческих фильмов прыжок главного героя с крыши в седло лошади. Это, если вы помните фильм, было после беседы Сезара с королём и когда открылось кто есть кто. Пока его не схватили, ему надо было по быстрому слинять из охотничьего домика короля. Герой Михаила Боярского перепрыгивает с башни на крышу, а с этой крыши в седло и был таков

Этот прыжок было решено снимать двумя кадрами. В первом каскадёр прыгает с крыши в кучу поролоновых подушек, которые загорожены от камеры той самой лошадью.

А второй кадр уже точное попадание главного героя в седло лошади. И тут уже должен был обязательно сниматься актёр — Боярский

Задача состояла в следущем: актер стоит ногами на седле, лошадь держит коновод, после комадны «мотор», коновод убегает из кадра, а актер соскальзывает в седло, разворачивает лошадь и скачет от камеры вглубь кадра. Вот только лошадь не мотоцикл, одна она стоять не собиралась. Но в то, что это может плохо кончиться, Воробьёва слушать не стали.

И вот лошадь поставлена в кадр, Михаил Боярский стоит на седле, поднятыми руками придерживаясь за тонкую ветку дерева.

«Камера! мотор!», держащая лошадь ассистентка, отпустив повод, убегает из кадра. Вот только лошадь, как и предполагал постановщик решила последовать за ней. Всего один шаг, но этого достаточно. Абсолютно не ожидавший такого подвоха Боярский, потеряв равновесие, гремя шпагой и шпорами, вместе с обломившейся веткой летит вниз, на бетонные плиты дорожки. Немую сцену прервал голос из группы зрителей, стоящих за невысокой оградой: «Вроде недолго летел, а сколько всего успел сказать!»

Вот тогда и вспомнили о постановщике конных сцен. Он наблюдал за этой сценой из кареты, стоящей неподалеку И к нему тут же был направлен помощник режиссера: «Миша, Вы что-то предлагали, Ян Борисович просит Вас подойти». Ну что же, так будет проще, не надо никого переубеждать и ничего доказывать. Вот только Боярскому от этого не легче

Вот как он вспоминал эту съёмку:

«У меня всегда был с собой маленький радиоприемничек «Юнга»: всю ночь ждать, пока начнем снимать кино, скучно, а до плееров еще далеко.

И вот «дубль два»: Сезар стоит на седле, держась за ветку, Ирина — перед Беспримерной, повод закинут на гвоздь, вбитый в дерево с противоположной от камеры стороны.

На приемничке я нахожу какую-то громкую музыку, и, прибавив громкость до предела, переключаю диапазон. Радио замолкает. Завернувшись в плащ-накидку присаживаюсь на корточки перед лошадью, ниже края кадра.

«Камера, мотор, начали». Ирина отбегает, одновременно я переключаю диапазон обратно, приемник взвывает у самых копыт. Беспримерная вздрагивает и замирает от неожиданности. Замирает на секунду, но этого хватает. Я откатываюсь в кусты, Дон привычно соскальзывает в седло и, сдернув с гвоздика повод, скачет вдоль стены. «Спасибо, снято». Если приглядеться, то из-под «испанского» вальтрапа все же видна задняя лука современного спортивного седла»

Источник