Предки и потомки, прошлое и грядущее. Александр Халдей: Почему пора распустить КПРФ, а на ее месте создать новую левую партию
  Мнение        01 августа 2018        678         0

Александр Халдей: Почему пора распустить КПРФ, а на ее месте создать новую левую партию

Не хочет и не может: почему КПРФ никогда не станет партией власти

КПРФ никогда не станет партией власти не потому, что её лидеры стары, а власти вставляют ей палки в колёса. КПРФ никогда не станет партией власти потому, что они ничего не могут толком сделать – ни нормального кандидата в президенты выдвинуть, ни от коммерсантов в себе избавиться, ни даже вопрос на референдум по пенсиям нормально сформулировать. То у них кандидат – офшорный буржуй-многожёнец, то вопрос на референдум в духе Карцева и Ильченко.

В общем, передача власти по родственным линиям показывает, что в России эта схема не работает. Так как Зюганова привели к власти в КПРФ за ручку, то он не может быть для КПРФ никем иным, кроме как ее могильщиком, что, собственно говоря, он и делает все годы.

Затеяв референдум по пенсионной реформе, КПРФ, естественно, должна была превратить это в чёткий показ своей способности к формулированию альтернативной повестки дня, и с её помощью к перехвату политической инициативы. Вместо этого бюрократические гении КПРФ опять умудрились показать свою неспособность даже нормально сформулировать вопрос.

Вынесенный КПРФ на референдум вопрос звучит поистине «гениально». Попробуйте быстро, не задумываясь, ответить на вопрос: «Согласны ли вы с тем, что в РФ возраст, дающий право на назначение страховой пенсии по старости, повышаться не должен?» Быстро, не задумываясь! Как отреагирует средний пенсионер? Средний обыватель? Он ответит «Конечно, не согласен!» «С чем не согласен?» «С повышением возраста». «То есть согласен?» «С чем?» «Ну что повышаться не должен?». «А, ну тогда да, согласен». «А голосовал как?» «А голосовал, что не согласен». «Ну, тогда «да» или «нет»? «Что «да» или «нет»?» «Нет» — согласен, или «да» не должен»?

Куда вас пошлёт после этого участник референдума с таким вопросом, долго гадать не нужно. Шутки в стиле  «Вчера были по три рубля, но вчера, а сегодня по пять, но сегодня и очень маленькие» — хороши лишь на концертах юмористов. На референдуме это не смешно. Ошибки в понимании и вопроса и жалобы на его некорректность гарантированы просто на 200%. То есть в таком виде референдум не решит вопрос, а ещё больше всех запутает. У всех будет своя трактовка ответов, и страна надёжно уйдёт в затяжной спор ни о чём.

К тому же не указано, о каком возрасте идёт речь. Словом, гении КПРФ, претендующие на «порулить страной», даже в таком элементарном вопросе умудрились собрать все глупости по самому максимуму. Не мудрено, что ЦИК им в регистрации референдума отказал из-за дебильно составленного вопроса. Те тут же обиделись и начали из себя изображать политически преследуемых. Дескать, им потому и отказали, что они такие умные и красивые, и им все завидуют. Но ЦИК их успокоил, утёр слёзы и сопли, и посоветовал всё начать заново, пообещав помочь правильно составить вопрос. После чего в КПРФ мгновенно нытьё прекратили и пообещали за неделю управиться с новыми процедурами инициирования референдума.

Как к такой оппозиции относиться серьёзно? Они даже вопрос на референдум толком составить не в силах. Партия переругалась и едва не раскололась по поводу Грудинина, деревенского помещика с крепостными крестьянами, счетами в Швейцарии и второй семьёй, о которой изумлённая страна узнала одновременно с его первой семьёй. Они доруководились до того, что из себя самих не нашли подходящего кандидата в президенты.

Решили блокироваться с маргинальными националистами и монархистами — Ленин в Мавзолее ворочается от таких загогулин. При росте левых настроений в стране до 80%  партия умудряется едва не попасть в Думу, уступив второе место партии Жириновского. И только, как говорят злые языки в самой КПРФ, великодушная помощь Кремля помогла Зюганову не потерять окончательно вместе с лицом и статус второй парламентской партии.

Главная помощь Кремля КПРФ заключается в том, что он её не замечет. Минюст делает вид, что не видит, что 80% зарегистрированных первичных отделений партии — липа, существующая лишь на бумаге, мёртвые души. Я сам в этом убедился за те годы, которые с 2006 по 2018 провёл в рядах КПРФ, уйдя оттуда после истории с выдвижением Грудинина из-за нежелания участвовать в обмане избирателей. Ибо изменить там ничего нельзя, а бороться с нежеланием партийных верхов слышать рядовых членов партии и избирателей – донкихотство, заканчивающееся исключением из партии. КПРФ — это такая маленькая КПСС, со всеми унаследованными пороками.

Партия никогда не подвергалась проверкам на реальность списочного состава – ни от крайкомов-обкомов, ни от Минюста. По идее, КПРФ надо закрывать по закону, так как там все решения на делегирования депутатов на пленумы и съезды фальшивые, основанные на липовых протоколах. Все высшие органы партии имеют сомнительную легитимность. Минюст это прекрасно знает, но закрывает на это глаза. Ведь если в стране есть какое-то количество левых избирателей, кто-то же должен их представлять в Думе. Кроме КПРФ, других нет.

А теперь вот очередной провал с референдумом. Говорят, партия в оппозиции проецирует на страну свой стиль управления внутри партии. Уровень гениальности верхушки КПРФ виден из способности сформулировать простой вопрос на референдум. Как им таким страну доверять?

Всё вышесказанное о КПРФ является моим личным субъективным мнением, сформированным на личном жизненном опыте. Однако судя по результатам голосования на выборах, моё мнение разделяют 90% избирателей. Многие говорят, что КПРФ хочет, но не может в силу возрастных характеристик руководства, победить в борьбе за власть. Мой опыт говорит, что КПРФ не только не может, но и не хочет власти. Она хочет вечного второго места, депутатских мест для руководства и спокойной жизни в оппозиции.

Такая стратегия приводит к тому, что партия утрачивает статус массовой общественной организации. Заканчивается этот процесс неспособностью даже толком задать людям вопрос на референдуме.

И на самом деле это большая проблема, а не повод для злорадства. После присоединения Крыма левая оппозиция полностью слиняла с лица, утратила оппозиционную сущность и не смогла сформулировать привлекательную для избирателей позицию. Даже крайний популизм не помогает КПРФ вернуть утраченное доверие избирателей, которые не отдают свои голоса другим, а просто перестают ходить на выборы, ставя под угрозу их легитимность.

Вытащить левого избирателя на участки голосования – вот главная проблема всех выборов в России. И не потому, что ЦИК зажимает, а потому, что сама партия не способна получить такой уровень поддержки, который поможет даже просто закрыть наблюдателями все избирательные участки. Люди давно и крепко не верят КПРФ. И это главная причина отсутствия у этой партии позитивной перспективы.

В левой, по сути, стране нет массовой левой партии, способной заслужить доверие народа. Нормальным такое положение дел назвать нельзя, но это остаётся фактом, с которым пока никто не знает, что делать. Смена руководства по родственной линии на более молодое – не улучшит, а только еще больше ухудшит дела в партии. Она окончательно потеряет лицо. КПРФ прошла стадию, когда это можно было сделать с пользой. Теперь её легче распустить и на её месте создать что-то новое, чем реанимировать то, что реанимации не поддаётся.

Источник