Предки и потомки, прошлое и грядущее. Брусиловский прорыв: как Россия спасала союзников по Антанте
  Прошлое        04 июня 2018        76         0

Брусиловский прорыв: как Россия спасала союзников по Антанте

Германия и Австро-Венгрия были вынуждены ослабить натиск на Италию и Францию. 102 года назад, 4 июня (22 мая по старому стилю) 1916 года, в наступление перешли войска Юго-Западного фронта Русской армии.

Алексей Алексеевич Брусилов

Утром этого дня начался знаменитый Брусиловский прорыв, названный так по фамилии командующего фронтом генерала Алексея Брусилова.

Достигнутый им успех оказался спасительным для западных союзников России и существенно повлиял на последующий ход и общие результаты Первой мировой войны.

План операции на западном направлении разрабатывался Ставкой Верховного главнокомандующего с конца 1915 года — в соответствии с совместным решением государств Антанты начать в мае 1916 года всеобщее наступление. Его приняли на конференции во французском городе Шантильи.

Таким образом, натиск русской императорской армии должен был стать частью крупномасштабного плана по разгрому Германии, Австро-Венгрии, Болгарии и Турции. Против последней войска Кавказского фронта уже в декабре 1915 года начали успешное наступление (см. статью «Сказ о том, как русские войска турецкие крепости брали»).

К концу марта 1916 года начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал Михаил Алексеев разработал план наступательной операции. Ее планировалось провести силами Северного и Западного фронтов, которым предстояло нанести сходящиеся удары в направлении Вильно.

Перед Юго-Западным фронтом изначально ставилась более скромная задача — сковать войска Австро-Венгрии, лишив ее возможности перебросить часть своих сил и средств на помощь Германии.

Казалось, что всё учтено. Однако, как говорят в таких случаях, гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Беда пришла откуда не ждали — первыми в наступление перешли войска Австро-Венгрии, действия которых прежде не отличались эффективностью.

Но на сей раз солдаты «лоскутной империи» действовали энергично, целеустремленно и результативно. Нанеся в мае 1916 года в районе Трентино серьезное поражение итальянцам, они продолжили наступать. Быстро прийти на помощь оказались не в состоянии ни англичане, ни французы. Италия оказалась на пороге разгрома.

В очередной раз спасать союзников по Антанте пришлось России. «Традиционная судьба русского народа вытаскивать каштаны из огня для других не оставила его и в летнюю кампанию 1916 года. Она принесла больше пользы нашим союзникам, чем нам», — констатировал командир 30-го армейского корпуса генерал Андрей Зайончковский.

Как бы то ни было, но 18 (31) мая император Николай II успокоил взывавшего о помощи итальянского короля Виктора-Эммануила III телеграммой: «Мой начальник штаба доложил мне, что 22 мая (4 июня) моя армия будет в состоянии начать атаку австрийцев. Это даже несколько ранее той даты, которая установлена военным союзным советом… Решил предпринять это изолированное наступление с целью оказать помощь храбрым итальянским войскам и во внимание к твоей просьбе».

Поскольку «усмирить» надо было не немцев, а австрийцев и венгров, то первыми наступать прошлось действовавшим против них войскам Юго-Западного фронта. Их натиск должен был ослабить наступательный порыв австро-венгерских войск и помочь Италии выстоять.

Задачи осуществить стратегическую наступательную операцию перед Брусиловым никто не ставил. Ведь он к ней не готовился, да и командующим фронтом был назначен только в марте 1916 года.

Войскам Юго-Западного фронта противостояли четыре австрийские и одна немецкая армия — 448 000 штыков, 38000 сабель, 1300 легких и 545 тяжелых орудий.

Брусилов вспоминал, что позиции противника «были чрезвычайно сильно укреплены. По всему фронту оно состояли не менее как из трех укрепленных полос в расстоянии друг от друга приблизительно от 3 до 5 верст. В свою очередь, каждая полоса состояла из нескольких линий окопов, не менее трех, и в расстоянии одна от другой от 150 до 300 шагов в зависимости от конфигурации местности. Все окопы были полного профиля, выше роста человека, и везде в изобилии были построены тяжелые блиндажи, убежища, лисьи норы, гнезда для пулеметов, бойницы, козырьки и целая система многочисленных ходов сообщения для связи с тылом. Окопы были сооружены с таким расчетом, чтобы подступы к позициям обстреливались перекрестным ружейным и пулеметным огнем».

Замысел разработанной Брусиловым наступательной операции был необычен решением нанести удар сразу в нескольких местах. Таким образом, 7-й армии под командованием генерала Дмитрия Щербачёва предстояло наступать в направлении на Станислав (ныне Ивано-Франковск), 8-й армии генерала Алексея Каледина — на Луцк, 9-й армии генерала Платона Лечицкого — на Коломыю, 11-й армии генерала Владимира Сахарова — на Золочев.

22 мая (4 июня) 1916 года около 5 часов утра артиллерия фронта открывала шквальный огонь по позициям противника. «Временами он прекращался, и оглушенные солдаты неприятельской армии выбирались из укрытий в стремлении остановить русскую пехоту. Но через 15 минут артиллерийский обстрел возобновлялся, и так повторялось несколько раз. Этим приемом удалось ввести противника в заблуждение относительно момента развертывания атаки и сохранить много жизней наших бойцов», — утверждают историки Сергей Базанов и Василий Цветков.

Еще не завершила свою работу артиллерия, а пехота уже пошла в атаку. Как свидетельствовал командир одной из австрийских частей, «огромное густое облако покрыло поле боя, что позволило русским плотными колоннами подойти к нашим траншеям».

Австрийцы отчаянно сопротивлялись, но сдержать напор наших солдат оказались не в силах. Все четыре русские армии прорвали фронт. Особенно стремительным и успешным было наступление 8-й армии, быстро взявшей Луцк, и 9-й армии, которая овладела Черновицами (ныне Черновцы) и вышла к реке Серет.

Немецкий генерал Эрих Людендорф позже признал: «Русская атака в излучине Стрыя, восточнее Луцка, имела полный успех. Австро-венгерские войска были прорваны в нескольких местах, германские части, которые шли на помощь, также оказались здесь в тяжелом положении. Это был один из наисильнейших кризисов на Восточном фронте».

Так наступательная операция приобрела стратегическое значение. Однако для успешного ее продолжения сил и средств одного фронта было явно недостаточно.

К сожалению, командующие Северным и Западным фронтами генералы Алексей Куропаткин и Алексей Эверт под разными предлогами откладывали начало своего наступления. В результате войскам Брусилова не только пришлось сражаться в одиночку, но и находиться под угрозой вероятного контрудара со стороны германских войск на стыке 8-й армии Юго-Западного фронта и 3-й армии Западного фронта. После долгой проволочки ее передали Брусилову, но к тому времени немцы подтянули свежие войска, и ситуация на фронте изменилась.

Подводя итог Брусиловскому прорыву, военный историк Николай Шефов пишет: «Парадокс наступления Юго-Западного фронта заключался в том, что его основное позитивное влияние сказалось за пределами России. Ни один русский удар не произвел столь сильного резонанса по периметру австро-германских границ. Для латания дыр на востоке Германия и Австро-Венгрия были вынуждены ослабить смертельный натиск на Италию и Францию, что спасло этих союзников России от возможного разгрома».

Вместе с тем нельзя не признать, что в результате наступления линия фронта была отодвинута на запад. В сентябре 1916 года фронт стабилизировался по линии река Стоход — город Киселин — Золочев — Галич — Станислав — Делятин — Ворохта. К тому времени австро-венгерские войска потеряли убитыми, пленными и ранеными около полутора миллионов человек, утратив способность к проведению крупномасштабных наступательных операций.

Этот впечатляющий успех был достигнут самоотверженными усилиями русских солдат и офицеров, защищавших свою Родину от западных агрессоров.


Прим. RUSFACT.RU: По официальным данным, русская сторона потеряла 477 967 солдат и офицеров, противники же лишились 1,5 млн человек…

Источник