Предки и потомки, прошлое и грядущее. Странные профессии: целовальник, золотарь, половой
  Прошлое        23 декабря 2018        622         0

Странные профессии: целовальник, золотарь, половой

Была такая должность на Руси — губной целовальник. И романтические ассоциации тут сразу стоит оставить. Никаких этих «шопот, робкое дыханье, трели соловья» — одна суровая проза жизни.

Целовальниками вообще еще с XV века назывались прапрапрадедушки наших судебных приставов, таможенников, налоговиков и в чем-то даже коллекторов. Должность была выборная — выбирали самых честных. А те, в свою очередь, целовали крест и клялись эту честность сохранить. По совместительству они еще помогали земским старостам ловить воров и разбойников и отправлять преступников на каторгу, тем самым их губя. От глагола «губить» будто бы и называли целовальников губными.

Правда, в XIX веке целовальниками стали звать людей совсем другой профессии, а именно — торговцев вином. Объединяло их со старинными сборщиками налогов то, что они так же истово клялись на кресте соблюдать честность — никогда не разбавлять вино.

«Ночным золотом» в шутку называли отходы, которые вывозили ночью за город на своих телегах специалисты по чистке отхожих мест — золотари. В толковом словаре Даля называемые уже менее красиво — «дермопрятами», «парашниками». Кроме опорожнения выгребных ям в их обязанности входило поддерживать порядок на улицах. Там плюс к конскому навозу лежал кучами вываливаемый из окон мусор, сверху еще приправленный помоями.

С телегой золотаря тоже случались приключения, чреватые потерей ценного груза.

Гиляровский писал: «Дрожат камни мостовой, звенят стекла, и содрогаются стены зданий. Бешеная четверка с баграми мчится через площадь по Тверской и Охотному ряду, опрокидывая бочку, и летит дальше… Бочка вверх колесами. В луже разлившейся жижи барахтается «золотарь»». Вот тебе и главная улица города — Тверская. Даже про Красную площадь в 1870-х годах газеты писали: «С какой стороны ни подойдешь к ней – надо зажать нос».

За важную для города работу деньги платили хорошие, но женщины золотарей не любили — запах «профессии» был неистребим.

Рисунок Бориса Смирнова
Рисунок Бориса Смирнова

Половым называли слугу в трактире. Он исполнял обязанности официанта, а если в заведении сдавались номера, следил и за их обслуживанием. Нанимались на такую работу обычно в отрочестве, так что, крутясь с утра до ночи, ко взрослому возрасту дело изучали в совершенстве.

Французский писатель Теофил Готье, посещавший в 1858 году Москву, а заодно и московский трактир, остался о половых самого лучшего мнения: «Мужики молодые и ладные, причесанные на прямой пробор с тщательно расчесанной бородой и открытой шеей одеты были в подвязанные на талии розовые или белые летние рубахи и синие, заправленные в сапоги, широкие штаны. При всей свободе национального костюма они обладают хорошей осанкой и большим природным изяществом». Особенно его поразило, что, хотя в гардеробе не было номерков, прислуга безошибочно подавала гостям именно их шубы.

Источник